Свежие комментарии

  • Первухин Олег Константинович
    Да это же наглядный образец умного бизнесмена. Он досконально изучил все криминальные схемы, заложенные в нынешних за...Депутат из "Едино...
  • Виктор Жаров
    "Тот, кто дал Путину право выступить первым" - а что, так можно было? И кто эти "права" вообще выдает?«Мудрый ход»: как...
  • Ирина Попова
    идиотизм...Народ объединяетс...

Когда нас загоняют в угол, терять нечего. Россия дойдёт до Киева, но не даст Донбасс в обиду

Когда нас загоняют в угол, терять нечего. Россия дойдёт до Киева, но не даст Донбасс в обиду Фото: Alexander Rekun/Globallookpress

Самое серьёзное с 2014 года обострение между Россией и Украиной. Наши войска на границе, НАТО обещает помощь и поддержку Киеву. Можно ли ещё договориться или момент упущен, и ситуацию придётся решать силой? И если договариваться, то с кем? В студии "Первого русского" ответ на вопрос искали Анна Шафран и эксперты - Богдан Безпалько и Евгений Копатько.

Пару лет назад я регулярно принимала участие в телевизионных программах, посвящённых Украине, и в силу необходимости погружалась во внутриполитические пертурбации этой страны. С тех пор у меня осталось ощущение, что украинская политика – это очень смешно и очень страшно, поделилась воспоминанием Анна Шафран, начиная передачу.

Весёлая украинская пляска смерти

Смешно, потому что нельзя же всерьёз нести весь вот этот бред про древних украинцев, которые являются чуть ли не первой культурой на Земле, нельзя всерьёз объявлять украинцами всех тех русских, поляков, немцев, евреев и представителей других национальностей, которые родились в России на территории, которую сейчас по недоразумению занимает Украина.

Мы недавно отмечали 60-ю годовщину полёта в космос, так вот вы знали, что Сергей Павлович Королёв – украинец?

А на Украине этому учат в школе. Примеров смешного в украинской политике множество, ну и самый смешной шаг сделали 73% граждан этой страны, когда чуть менее двух лет назад выбрали комического актёра Владимира Зеленского президентом своей страны. Как говорится, внешнее и внутреннее обрели соответствие.

А страшным является то, что на Украине совершенно не ценится человеческая жизнь. Это пресловутая "Небесная сотня" – полагаю, всем разумным людям очевидно, что эта была та самая "сакральная жертва", которую принесли организаторы революции 2014 года, чтобы добиться краха Януковича. Действующей власти никакого смысла убивать людей не было, уверена ведущая.

Собственно, потому Янукович тогда и проиграл, что до последнего не осмеливался отдать приказ о применении силы. Когда власть не применяет силу, её свергают. Потом были "одесская Хатынь", война в Донбассе, когда украинская армия без сомнений бомбила украинские мирные города. Это не считая убийств и травли политических оппонентов в Киеве и других городах.

Убийцы Олеся Бузины до сих пор не понесли наказания. Кто заказал убийство Павла Шеремета, тоже до сих пор неизвестно, а в расправе обвиняются так называемые "ветераны АТО", то есть, говоря по-русски, каратели Донбасса.

Если характеризовать происходящее на Украине одним словом, то это будет макабр. Пляска смерти, весёлая и трагическая одновременно. И главный вопрос – как не стать участником этой сумасшедшей пляски? 

В чём ещё страшная особенность украинской политики – она до неузнаваемости меняет своих участников. Владимир Зеленский до избрания говорил по-русски, обещал защищать всех граждан Украины, независимо от того, на каком языке они говорят, и призывал к прекращению войны в Донбассе и гражданскому миру по всей стране. Что сейчас? Полная противоположность – перешёл на украинский, отменил образование на русском языке, регулярно фотографируется в роли "верховного главнокомандующего" и готов вести войну до последнего украинца.

Виталик превратился в оратора?

Но ещё поразительнее перемены, произошедшие с Виталием Кличко, считает Анна Шафран. Видимо, дело в том, что он раньше начал. Успешный боксёр, фотомодель, персонаж светской хроники, зарабатывавший миллионы не столько боями, сколько рекламными контрактами. Говорил он преимущественно по-русски, жил в Германии, и даже, есть информация, получил немецкое гражданство.

В 2014 году он стал мэром Киева. Его фразы смешили и украинцев, и русских. Чего стоит одно только его заявление: "А сегодня в завтрашний день смотреть могут не только лишь все, мало кто может это делать".

Когда нас загоняют в угол, терять нечего. Россия дойдёт до Киева, но не даст Донбасс в обиду

Еще недавно мэр Киева боксёр Виталий Кличко веселил народ своими искромётным перлами. Но теперь, изменившись до неузнаваемости, "Виталик-Педалик", как его зовут в народе, ораторствует, считая с "суфлера". Скриншот: Царьград.

А теперь Кличко изображает из себя борца с "агрессией России", пытается говорить грамотно, поэтому заготовленный пресс-службой текст читает с "суфлёра". Посмотрите, сколько пафоса в его выступлении, разумеется, на украинском языке, отметила ведущая. Хотя смысл его слов не так уж важен, достаточно оценить интонацию, мы всё-таки перевели его выступление на русский:

На восьмой год военной агрессии России враг не оставляет попыток уничтожить Украину. Сегодня он вплотную придвинул свои войска к границам нашей страны. Он пытается посеять страх и панику среди украинских граждан и спровоцировать раскол в нашем обществе. Ассоциация городов Украины обращается ко всем гражданам: не бойтесь, мы на своей земле, за нами правда. Поэтому нас поддерживает весь мир.

Все мы росли на одних и тех же книгах и фильмах, поэтому очевидно, кого именно изображает или, как сказали бы подростки, "косплеит" Кличко – Юрия Владимировича Левитана с его отзывающимся в каждой душе "от Советского информбюро". Вот только украинцы почему-то не хотят верить пану Кличко, они его не жалуют, называя "Виталий-Педалик".

Мы прекрасно знаем: Украине для войны с Россией участие России не требуется. Вот уже скоро почти семь лет, как киевский режим воюет с "русскими оккупантами" в Донбассе, притом что большинство ополченцев являются урождёнными гражданами Украины.

Независимость – это беда для Украины?

А возможно ли такое государство Украина, чтобы оно было дружественным России, или украинская национальная идея в принципе предполагает отрицание всего русского?

Ответить на этот вопрос Анна Шафран попросила Богдана Безпалько, члена Совета при президенте России по межнациональным вопросам, председателя правления Общероссийской общественной организации "Федеральная национально-культурная автономия "Украинцы России".

Если смотреть в историческую перспективу, то любое украинское национальное движение всегда начиналось с идеи сепарации. В науке существует схема Мирослава Гроха. Она отражает развитие народа, этноса до обретения им независимого государства. То есть существует группа племён, потом она обособляется, у них развиваются язык, культура, появляется какая-то военная структура, появляются границы. И постепенно всё приходит к тому, что они либо путём восстания, либо мирным путём приобретают независимое государство.

А на Украине всё произошло ровно наоборот: вначале возникла идея отделения от империи, а потом уже стали подвёрстывать и искусственно создавать разного рода отличия и особенности. И это было заметно ещё в XIX веке, считает Богдан Безпалько. По большому счёту это результат мифологизации населения, который стал успешным только благодаря коммунистической модернизации, когда в 20–30-е годы провели украинизацию и людям объяснили, что они не русские, а украинцы.

Если отвечать на вопрос, возможно ли создание Украины как страны, дружественной России, то теоретически это возможно. Но для этого там должна быть совершенно другая идеология, гуманитарная и культурная политика. Но самое главное – это не будет иметь никакого смысла. Украина, Белоруссия и Россия – это часть единого целого, которое называется историческая Русь, Россия. Поэтому зачем существовать по раздельности, если можно вместе образовать мощнейшую державу, которая показывала высочайший рост культуры, промышленности, экономики, была мощной в военном отношении всегда, когда она была единой?

На территории Украины росло население, когда она была в составе Российской Империи и Советского Союза. А сейчас, когда вроде бы мечта о независимости реализовалась, население там уменьшается, ВВП падает, идёт гражданская война, продолжается разделение, власть потеряла авторитет, произошёл церковный раскол. То есть независимость – это беда для Украины.

Украина 23 года искала, чем же она отличается от русских

В какой момент в развитии государства Украина что-то пошло не так? Ведь понятно, что "революция" 2014 года готовилась долго?

На тот вопрос Анна Шафран попросила ответить социолога Евгения Копатько, присоединившегося к разговору в студии по скайпу.

Не революция, а государственный переворот, всё-таки это более точное название. А что-то не так у нас в стране пошло с Беловежских соглашений, в какой-то момент Украина стала выделять свой путь, причём в этом активное участие принимал не РУХ, а бывшая партийная номенклатура. Достаточно вспомнить Леонида Кравчука.

И вот с тех пор 23 года подряд, с 1991 года вплоть до войны 2014 года, Украина искала, чем же она отличается от русских. И, собственно, нашла всё, что можно было, и всё, что нельзя – многое было придумано, сочинено. А потом всё это обрело реальность и переросло в войну в Донбассе, где украинские власти пытаются взять измором население".

Когда нас загоняют в угол, терять нечего. Россия дойдёт до Киева, но не даст Донбасс в обиду

Любое украинское национальное движение всегда начиналось с идеи сепарации, а уже к этому подвёрстываются новые герои, искусственно созданные отличия и особенности. Фото: Str/Globallookpress.

А в нынешней ситуации никакого возможного дрейфа, поворота в сторону России или хотя бы остановки быть не может. Потому что существование Украины сейчас возможно только в статусе антирусского проекта. В ином статусе, к сожалению, она находиться не может. Такова горькая политическая реальность, констатировал Евгений Копатько.

Буквально недавно мне сказал один американец: но вы же оттуда ушли, с постсоветского пространства. Поэтому они сразу пришли на освободившееся место.

По мнению Богдана Безпалько, американцы не просто пришли, они ещё и всячески провоцировали распад постсоветского пространства и поддерживали любые силы, в том числе и на Украине, которые были настроены против возможного воссоединения хоть в какие-то интеграционные союзы частей, оставшихся после развала СССР.

Мы же видим, что дружественной по отношению к России во многом не может быть даже Белоруссия. Мы же слышим нередкие довольно враждебные высказывания. Но Белоруссия хотя бы состоит в каких-то интеграционных отношениях с Россией. А Украину вообще не допустили в эти союзы даже на йоту, даже из СНГ она вышла, не будучи полноправным членом Содружества независимых государств.

Если упрощать, то Украину можно сравнить с хвостом, отвалившимся у ящерицы – он вроде бы ещё дёргается, считая себя самостоятельным организмом, но долгое время по-настоящему самостоятельным он быть не может, рано или поздно погибнет, его используют, сожрут. Но и нам без этой части тела тоже плохо, считает Богдан Безпалько.

Нужна стратегия на интеграцию, но её до сих пор нет

Речь идёт о том, что должна быть выверенная общая чёткая стратегия, которой, к сожалению, у нас не было до сих пор и над которой следовало бы поработать, продолжила разговор Анна Шафран.

Стратегия на интеграцию, на воссоединение, согласился Богдан Безпалько.

Давайте вспомним доктрину ФРГ. У них в Конституции было записано ещё за десятки лет до 1991 года, что они настроены на воссоединение Германии. А у нас нигде не записано это целеполагание – что мы хотим от Украины, что мы хотим от Донбасса? Понятно, что мы поддерживаем его против этой мерзкой киевской власти, против бандеровцев, которые мечтают сжечь весь Донецк. Но за что мы выступаем? Что мы хотим построить на постсоветском пространстве хотя бы в отношении Украины и Белоруссии?

То есть реально у нас нет этой идеи, спросила Анна Шафран.

Да, у нас нет ни стратегии, ни доктрины, считает Безпалько. Давайте создадим стратегию. Может быть, она воплотится только через 40–45 лет, как произошло воссоединение Германии. Но мы хотя бы заложим эти цели и задачи. Со словами Богдана Безпалько согласился и Евгений Копатько:

Стратегия нужна такая – нам надо возвращаться на постсоветское пространство, нужно создавать союзнический проект, под это должна быть заряжена элита. Пока подобного нет, это может быть только нашей мечтой, идеей и желанием. Но по большому счёту в обществе запрос на это есть, теперь должны быть воля и действие.

Есть такие истории, которые любят рассказывать господа Кличко и другие украинские государственные деятели, о том, что "Россия нападёт на Украину", продолжила Анна Шафран. Это из разряда фантастики, конечно, поэтому такой сценарий мы обсуждать не будем. А если такой вариант случится: Украина, возомнив себя Азербайджаном, решает напасть на Донбасс, чтобы его захватить окончательно?

Россия вмешается? И насколько далеко пойдёт в обеспечении безопасности русских людей? Этот вопрос ведущая адресовала Богдану Безпалько.

Нашу страну сейчас поставили в такое патовое положение. С одной стороны, если Украина нападёт на Донбасс и мы не ответим на это, а проглотим всё, что она будет там творить, тогда авторитет нашей власти, наших элит упадёт до нуля. Граждане России этого простить не смогут. Естественно, что Россия заступится. Но если она заступится и принудит Украину к миру, тогда против нас применят весь пакет санкций, который пока придерживают как некую угрозу. К примеру, действительно затормозят строительство "Северного потока - 2", отключат нас от SWIFT, начнут операции против госдолга России и так далее.

Но когда нас загоняют в угол, то неожиданно оказывается, что нам и терять-то нечего. А раз так, так зачем нам принуждать Украину к миру? Давайте дойдём до Одессы, до Кировограда, можно и до Киева дойти, а там поменять правительство на лояльное к нам. Зачем нам тогда стесняться? Давайте поставим под контроль всю украинскую ГТС, если нам перекроют "Северный поток - 2".

И повод у нас будет железобетонный, считает Безпалько. Никто в мире формально не сможет осуждать, если донецкие жители нас призовут, как в своё время жители Южной Осетии, и Россия вмешается. Конечно, предусмотреть все последствия в этом случае невозможно, но можно предположить, что ни США, ни европейские политики именно такого варианта развития событий не захотят. Они сейчас уверены в том, что Россия просто уступит.

Мы понимаем, что ситуация очень тревожная и крайне серьёзная, отметила Анна Шафран. Если, не дай Бог, всё это случится, есть ли здесь место для компромисса или уже надо решать вопрос до конца?

В реальности всё ещё может измениться, считает Богдан Безпалько. Мы хорошо помним, к примеру, Карибский кризис. Тогда тоже все были уверены: ещё чуть-чуть – и начнётся глобальная ядерная война.

Сейчас опасения примерно те же самые, мол, вот-вот подключатся страны НАТО, Турция, Польша, а потом и США. Но уже, допустим, в немецкой прессе интересные статьи о том, что хорошо бы Донбасс отошёл к России по крымскому сценарию и этим завершился бы кризис. Об этом, к примеру, говорилось в статье, опубликованной в Süddeutsche Zeitung. Но проблема для украинской элиты в том, что они не субъектны. Если им скажут воевать – они пойдут воевать и будут пушечным мясом. А если им скажут – надо отдать Донбасс, то они молча отступят.

Что касается военного разрешения конфликта, то это фактор давления на нашу страну, это фактор сдерживания, уверен Безпалько. И пока невозможно быть уверенным в том, что такой вариант точно не будет реализован. Пока это отложенная война.

Завершая программу, Анна Шафран сказала, что искренно надеется на то, что армии России никогда не придётся воевать с украинской армией, где большинство солдат и офицеров говорят по-русски и ходят в храмы Русской Церкви.

Полагаю, что историкам будущего будет доступно больше документов и источников, чем нам, и они смогут объяснить, как же так получилось, что единый народ, который более тысячи лет живёт на Днепре и Волге, всего за 20 с небольшим лет сумели поставить на грань братоубийственной войны.

Но ведущая не сомневается в том, что если силу применять всё-таки придётся, то наших солдат на Украине будут встречать цветами, как освободителей. По крайней мере, до Днепра, а на юге – так и до Дуная.

Галичина – вопрос отдельный и сложный. Австро-Венгрия как-то справлялась с этой территорией, у поляков уже получалось хуже, а Советский Союз, надо признать, не справился. В результате нацистская идеология недобитых бандеровцев захватила огромную по европейским меркам страну, в которой на 1991 год насчитывалось почти 52 миллиона человек. Сейчас – меньше 40 миллионов, а по мнению ряда экспертов, в реальности на Украине осталось около 30 миллионов. Люди не видят смысла рожать детей и жить в стране, которая из всесоюзной житницы и одной из богатейших республик СССР превратилась в самую нищую страну Европы, и за 7 лет "евроинтеграции" так и не смогла хоть немного улучшить своё экономическое положение.

Признаюсь честно, я не знаю, чем закончится нынешнее обострение, удастся ли договориться, или всё-таки заговорят пушки. Есть популярная фраза – "лучше ужасный конец, чем ужас без конца". Полагаю, что нынешняя макабрическая ситуация на Украине должна поскорее закончиться во благо самих украинцев. Дело за малым – чтобы эту немудрёную истину наконец-то осознали большинство жителей Украины, а осознав, начали действовать.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх