БАЗА 211- ВОЕННАЯ ИСТОРИЯ

73 456 подписчиков

Свежие комментарии

  • Валерий Пашнин
    Возраст, ничего не поделаешь. Этого президента выбрал американский народ. Хотя и сам народ сомневается в этом.Байден пытался по...
  • Василий Коликов
    Пыжился-пыжился, а получилось Черненько :))Байден пытался по...
  • Геннадий
    Что тут обсуждать? Мы с этим дедушкой живем как на пороховой бочке! (полный абзац!!!)Байден пытался по...

Нацистская Германия действительно намеревалась вторгнуться в Россию

Об этом свидетельствует анализ устремлений Гитлера получить доступ к источникам нефти

На фото: передача цистерн с нефтью немецким железнодорожникам,1940 год.
На фото: передача цистерн с нефтью немецким железнодорожникам, 1940 год. (Фото: ТАСС)

«Свободная пресса» продолжает публиковать переводы авторов из альтернативных западных СМИ. Это далеко не та пропаганда, которую печатают в CNN, New York Times, Washington Post, Los-Angeles Times и других «авторитетных» медиаресурсах. Если вам интересно побольше о узнать об этих авторах, можно заглянуть сюда.


3 июня 1941 года в Москве состоялось заседание Высшего военного совета СССР*. Его цель состояла в том, чтобы утвердить инструкции для политработников Красной Армии, в которых подчеркивалась бы необходимость бдительности и осторожности в отношении растущей нацистской угрозы.

Когда близкий соратник Иосифа Сталина советский политик Георгий Маленков прочитал документы, касающиеся этой конференции, он отклонил их, сказав: «Документ сформулирован в примитивных терминах, как будто завтра мы собираемся воевать» **.

На самом деле до войны оставалось чуть больше двух недель, и русским было совершенно необходимо готовиться в бешеном темпе. Тем не менее Сталин поддержал позицию Маленкова, и директива о подготовке к неизбежному конфликту издана не была.

Одно из самых явных свидетельств того, что Сталин не готовился к войне в 1941 году, можно увидеть в следующем: 6 июня 1941 года Сталин санкционировал всеобъемлющую стратегию неспешного перевода советской промышленности на военные рельсы.

Американский журналист Хэррисон Э. Солсбери, который провел много времени в России, писал о военной политике Сталина: «Этот график предусматривал завершение плана к концу 1942 года! Это был отличный, подробный график, предусматривающий преобразование большого количества гражданских заводов в военные предприятия и строительство столь необходимых оборонных объектов».

Расслабленный темп, с которым Сталин хотел добиться перехода к полной военной экономике, показывает отсутствие у него непосредственной озабоченности намерениями Адольфа Гитлера. Советский министр иностранных дел Вячеслав Молотов вспоминал, как вскоре после разгрома Германией Франции Сталин сказал: «Мы сможем противостоять немцам на равных только к 1943 году»**.

А после 1 июня 1941 года советский персонал продолжал прибывать в Германию на каникулы, привозя с собой своих жен и детей. Советское посольство в Берлине обратило внимание на тревожное развитие событий. На бульваре Унтер-ден-Линден в центре Берлина располагалась студия личного фотографа Гитлера Хайнриха Гофмана. В витрине своего заведения Гофман уже разместил карты европейских театров военных действий, где немцы собирались вести войну.

Весной 1940 года Гофман выставил в витрине карты Нидерландов и Скандинавии; в апреле 1941 года появились карты Югославии и Греции; в конце мая 1941 года появилась большая карта западной части СССР, включая Белоруссию, Украину и Прибалтику.

В тот же день (6 июня 1941 года), когда Сталин утвердил свой план войны, советский лидер получил доклад от НКГБ, российской разведывательной службы. По оценкам НКГБ, вдоль советских границ в рамках подготовки к операции «Барбаросса» были сосредоточены четыре миллиона германских солдат.

Также 6 июня вермахт заменил свою охрану у советских границ полевыми войсками. Немцы поставили военных директоров во главе всех госпиталей. Примерно 200 эшелонов войск Оси каждый день проходили через Центральную Европу, в которой господствовали нацисты. Эти эшелоны прибывали к границам Украины или Польши. Шум немецких машин был таким, что местные жители с трудом спали по ночам.

Именно в это время лейтенанта СС Отто Скорцени вместе с его подразделением перебросили на Восточный фронт по железной дороге. Скорцени позже вспоминал: «Поэтому наша дивизия Das Reich потратила несколько недель исключительно на то, чтобы привести наш подвижной состав в рабочее состояние, и в начале июня 1941 года мы получили приказ об отправке дивизии. После того, как мы объехали Богемию-Моравию, наш поезд достиг Верхней Силезии и, наконец, Польши. Куда мы направлялись? Мы понятия не имели и дали волю своему воображению… Никому из нас не приходило в голову, что мы можем напасть на Россию, и что нам придется сражаться на два фронта».

Как и Сталин, не все нацистские дивизии сами знали о намерении Гитлера вторгнуться в Россию. И все же немцы не могли спрятать от русских глаз массы своих солдат, линии которых тянулись по горизонту на многие мили. Вдоль важнейшей границы по реке Буг в восточной Польше, где дислоцировалась советская 4-я армия, к 5 июня 1941 года было замечено более 40 немецких дивизий.

После неудачных попыток Уинстона Черчилля убедить Сталина в неизбежности германского вторжения 10 июня 1941 года — всего за 12 дней до нападения немцев — англичане снова предупредили Москву. Александр Кадоган, постоянный заместитель министра иностранных дел Великобритании, пригласил в свой кабинет посла СССР в Великобритании Ивана Майского. Кадоган сказал Майскому: «Возьмите лист бумаги и запишите то, что я собираюсь продиктовать». Затем Кадоган подробно изложил названия и расположение немецких дивизий у советских границ. Майский встревожился, услышав это, и отправил эти данные срочной шифртелеграммой в Москву.

Три дня спустя, 13 июня 1941 года, российское информационное агентство ТАСС отмело слухи о германо-советской войне, заявив, что это британская провокация. Сталин был непоколебим в своем убеждении, что сообщения о нацистском вторжении в 1941 году были британской уловкой, цель которой посеять рознь между Германией и Россией.

В середине июня 1941 года Сталин подчеркнул генералу Георгию Жукову: «Германия по уши втянута в войну на западе, и я считаю, что Гитлер не рискнет создать для себя второй фронт, напав на Советский Союз».

В общей сложности по приказу Гитлера 600 000 немецких автомобилей, пожирающих нефть, готовились двинуться на восток. Откуда бедная ресурсами Германия получила то количество нефти, которое было необходимо для того, чтобы начать крупнейшую военную операцию в истории? Начнем с того, что в 1938 году нацисты добыли внутри страны около 3 миллионов тонн нефти, 2,5 миллиона из которых были произведены синтетическим путем, а остальные 0,5 миллиона или около того — путем естественной добычи на территории Германии — такой, как нефть, залегающая в Ньенхагене и Ритберге в северной части Германии.

С 1936 по 1939 год производство синтетической нефти в Германии почти удвоилось. Когда немцы напали на западную Польшу 1 сентября 1939 года, в рейхе было 14 заводов по синтетической гидрогенизации, производящих нефть на полную мощность. Еще шесть находились на разных стадиях строительства. С аннексией Австрии Германией 12 марта 1938 года появились богатые нефтью районы, которые немцы активно эксплуатировали — например, недавно открытое месторождение Принцендорф в Венском бассейне. После 1938 года в австрийской части нацистской империи производилось почти 900 000 тонн нефти в год.

В начале октября 1938 года Германия аннексировала Судетскую часть Чехословакии, которая располагала ограниченными запасами нефти, но была более богата другими минеральными ресурсами. Английский историк Ричард Овери писал, что «судетские районы содержали богатые залежи бурого лигнита, или бурого угля, который был гораздо более пригоден для синтетического производства». Захват Германией Судетской области повысил способность производить нефть путем гидрогенизации.

Кроме того, продвижение вермахта в Польшу обеспечило Германии доступ к богатым нефтью районам этой страны — таким, как город Ясло. Захват польской территории Ясло обеспечил нацистов «значительным количеством нефти и почти сразу же заменил запасы нефти, которые Германия потратила на то, чтобы захватить Польшу», — писал американский историк Арнольд Краммер. Следующей весной и летом 1940 года нацисты одержали быстрые победы над Данией, Норвегией, Францией и Нидерландами, что не создало невыносимой нагрузки на запасы топлива Берлина.

В декабре 1939 года Гитлер достиг важного соглашения с Румынией. Они договорились об экспорте в Германию в среднем 130 000 тонн нефти в месяц в обмен на продажу оружия нацистами. Непосредственно перед немецким завоеванием Западной и Северной Европы, с 6 марта 1940 года, поставки румынской нефти в Германию еще больше увеличились; 200 000 тонн нефти Плоешти было отправлено в рейх как в марте, так и в апреле 1940 года, как отмечает румынский ученый Гавриил Преда.

Исполненный благодарности Гитлер продал Бухаресту тяжелое вооружение в обмен на нефть. Румыны были обеспокоены возможным вторжением России, которое этим летом материализовалось в Северной Буковине и Бессарабии; но последняя территория принадлежала Российской империи в течение столетия до Первой мировой войны.

К началу 1940 года потребление нефти гражданским населением Германии было резко сокращено, что пошло на пользу вермахту. Невоенное потребление нефти в Германии ежемесячно составляло около 200 000 тонн, но в начале 1940 года потребление гражданской нефти сократилось до 71 000 тонн. Эта политика позволяла нацистам экономить более 100 000 тонн нефти в месяц, что было немаловажно. Победа Германии во Франции в июне 1940 года гарантировала им скважины Печельбронна в провинции Эльзас на востоке Франции. С июля 1941 года месторождения Эльзаса обеспечивали рейх небольшим количеством — от 60 000 до 65 000 тонн нефти в год.

С присоединением Румынии к возглавляемому Германией альянсу стран Оси 23 ноября 1940 года поставки румынской нефти нацистам снова существенно выросли при их новом автократическом лидере Ионе Антонеску. В 1941 году скважины Плоешти добыли 5,5 миллиона тонн нефти, а в 1942 году еще 5,7 миллиона тонн; из этих общих объемов Антонеску поставлял немцам с 1941 года около 3 миллионов тонн переработанной румынской нефти в год. По словам профессора Клиффорда Э. Сингера из Университета Иллинойса, в 1941—1943 годах вермахт потреблял «в среднем 4,6 миллиона тонн нефти в год».

Решение Венгрии присоединиться к Оси 20 ноября 1940 года позволило немцам эксплуатировать нефтяные ресурсы Надьканицы, расположенной на крайнем западе Венгрии. В течение 1940 года венгерские скважины дали незначительные 231 000 тонн нефти, но при немецких технических знаниях, умениях и навыках объемы этой добычи резко возросли. В 1944 году Венгрия добыла 809 000 тонн нефти. Почти все это пошло на нужды германской военной машины, и венгерская нефть оставалась в руках нацистов почти до конца войны. Последнее крупномасштабное наступление Гитлера, операция «Весеннее пробуждение», было частично связано с сохранением контроля над венгерскими нефтяными месторождениями.

В 1930-х и в 1940-х годах около 150 компаний из Америки заключали различные деловые сделки с нацистами, что было невероятно большим числом. Некоторые из них входили в число крупнейших корпораций — таких, как «Стандард Ойл», «Тексако», «Дженерал Моторс» и «Форд Мотор Компани».

«Стандард Ойл» в сотрудничестве с «Дженерал Моторс» в 1935 году снабдила нацистов жизненно важной формулой тетраэтилсвинца. Это было вещество, которое значительно улучшило характеристики германских двигателей, расходующих масло, особенно самолетов люфтваффе. В своей блицкриг-войне нацистская Германия полагалась на приобретение каучука — синтетического и натурального. «Стандард Ойл» также была в значительной степени замешана в поставках синтетического каучука нацистам, в процессе производства бутилкаучука, через операции «Стандард» с ИГ «Фарбен», печально известным немецким химическим конгломератом.

По условиям нацистско-советского пакта Россия была обязана, среди прочего, поставлять в Германию тысячи тонн натурального каучука. Только за один месяц, в апреле 1941 года, Сталин отправил в рейх через Сибирь 4000 тонн каучука-сырца. Сталин также разрешил немцам торговать с Ближним Востоком и за его пределами.

В середине 1940 года Сталин согласился, чтобы 15 000 тонн каучука из Индии были перевезены через советскую территорию по Транссибирской магистрали и в конечном итоге в Германию. Советы снабжали Берлин также значительными поставками железной руды, металлолома, чугуна и т. д. Немецкий историк Генрих Швендеман писал: «К лету 1940 года Советский Союз стал самым важным поставщиком сырья для Третьего рейха».

Поставки российской нефти в Германию до июня 1941 года составили не менее 900 000 тонн. Английский военный автор Энтони Бивор оценивает это число в более чем 2 миллиона тонн советской нефти, отправленной нацистам. Однако цифра в 2 миллиона с лишним кажется чрезмерной, и чаще всего упоминается общая цифра в 900 000 тонн.

Летом 1940 года Гитлер заявил, что потребность Германии в советской нефти была «самой насущной», и уровень нефти в рейхе «не станет критическим, пока Румыния и Россия продолжают свои поставки, а гидрогенизационные установки могут быть адекватно защищены от атак с воздуха «.

Гитлер здесь ничего не говорит об американских поставках нефти в рейх, однако в 1930-х и начале 1940-х годов немцы действительно получали некоторые поставки нефти от транснациональных корпораций США, причем Америка в то время была крупнейшей нефтедобывающей страной на земле. Это включало в себя операции «Стандард Ойл», «Тексако» и «Филлипс Петролеум» с гитлеровской Германией, о чем неизменно умалчивают ведущие ученые. Поставки американской нефти нацистам иногда осуществлялись через нейтральные государства — такие, как Швейцария и Швеция. В самом начале войны, 11 декабря 1941 года, Гитлер объявил о военных действиях с Америкой, что, безусловно, осложнило, но не полностью прекратило дальнейшие сделки США в Германии.

Статистических данных, доступных для публичного просмотра, о том, сколько американской нефти на самом деле получили нацисты не хватает. Кроме того, существовали логистические проблемы, связанные с транспортировкой нефти через такой обширный и бурный океан, как Атлантика; несмотря на то, что американские бизнесмены владели или имели крупные доли в дочерних компаниях, базирующихся в фашистской Европе.

После нападения вермахта на СССР 22 июня 1941 года восточные территории, находившиеся под нацистской оккупацией, открыли для рейха другие источники нефти. В Галиции и в восточной Польше имелись значительные запасы сырья. Галиция полностью перешла в руки немцев в первые дни «Барбароссы», и принадлежавшие немцам нефтеперерабатывающие заводы в Галиции производили 390 000 тонн нефти в год.

Больше нефтяных скважин было в Эстонии, завоеванной немецкой группой армий «Север» в июле 1941 года. Здесь до вторжения производилось 120 000 тонн сланцевой нефти в год. Русские войска в значительной степени разрушили эстонские нефтеперерабатывающие заводы, но немцы быстро вернули их в рабочее состояние. Скромные запасы нефти находились на Западной Украине, у города Дорогобыч, который был взят вермахтом в начале июля 1941 года.

В том роковом 1941 году контролируемая нацистами Европа произвела около 12 миллионов тонн нефти. Эта сумма все еще была недостаточной для поддержания тысячелетнего рейха Гитлера, особенно с его вторжением в Россию и надвигающейся затяжной войной, о чем свидетельствует попытка Германии захватить гигантские запасы нефти на Кавказе, в частности Баку, столицу Азербайджана, которая во время Второй мировой войны поставляла Советскому Союзу 80% своей нефти. Бакинские скважины достигли своего пика в 1941 году, предоставив русским в том году 23,5 миллиона тонн нефти, что примерно вдвое больше того, что в 1941 году было доступно державам Оси.

Замысел немцев по нападению на СССР, состоял не только в том, чтобы уничтожить большевизм, но и в том, чтобы овладеть вторым по величине нефтедобывающим государством в мире того времени.


Автор: Шэйн Куинн — Shane Quinn — журналист из Ирландской Республики, живет недалеко от ее столицы Дублина.

Перевод Сергея Духанова.

Публикуется с разрешения издателя.


*Скорее всего, имеется в виду Главный Военный совет Рабоче-Крестьянской Красной Армии — коллегиальный орган Народного комиссариата обороны СССР или Народного комиссариата Военно-Морского Флота СССР с 1938 по 1941 годы.

**Перевод с английского языка — С.Д.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх