Последние комментарии

  • Мухтар Муслихов
    Вы забыли о верховенства международного права, которое написано в нашей Конституции, согласно которой кому не лень, н...Минск: Через 5 лет Россия будет должна нам 11 миллиардов долларов
  • Сергей Лавров
    Слышь дурень-людоед,ты и есть пиндостанец защитник олигархов,врагов России.Тебе предателю русская фамилия не подходит. Оплеуха для Силуанова: олигархи не желают делиться
  • Надежда
    У меня есть только одна версия произошедшего с новым-старым "пьяным" мальчиком. Судмедэксперт получил столько денег, ...Новое смертельное ДТП с «пьяным» мальчиком: Как в организме ребёнка мог оказаться алкоголь

«Чернобыль» в Атлантике: как русский матрос спас мир ценой жизни

 

3 октября 1986 года в Атлантическом океане потерпела аварию советская подводная лодка К-219.

Мир оказался на пороге масштабной ядерной катастрофы в Атлантике, которой удалось избежать только благодаря мужеству и стойкости советских моряков.

Советский капитан против Голливуда

В 2004 году в СМИ промелькнула довольно неожиданная информация — иск у одной из американских кинокомпаний выиграл отставной советский подводник, капитан 2-го ранга Игорь Британов.

Иск касался фильма 1997 года «Враждебные воды», в котором самого Британова сыграл Рутгер Хауэр.

К игре звезды Голливуда у Британова претензий не было. Подводник был недоволен искажением фактов его биографии и обстоятельств истории, на которой был основан фильм — аварии и гибели советской подводной лодки К-219.

Суд счел претензии моряка обоснованными, после чего кинокомпании пришлось выплатить Игорю Британову компенсацию.

В отличие от других катастроф подводных лодок, история К-219 менее известна.

Да и фильм «Враждебные воды» не имел такого широкого успеха, как блокбастер о другой катастрофе «К-19: Оставляющая вдов». Но события, происходившие на борту К-219 в октябре 1986 года, были не менее драматичными.

13-я «автономка» «убийцы городов»

К-219, атомная подводная лодка проекта «Навага», в Соединенных Штатах носила название «Убийца городов». 16 одноступенчатых жидкостных баллистических ракет типа РСМ-25, несущие по три ядерные боеголовки, были предназначены для ударов по крупным промышленным и административным центрам США — Вашингтону, Нью-Йорку, Чикаго и другим.

Залп подлодки, дежурящей у американского побережья, не смогли бы отразить никакие противоракетные системы. Как сейчас говорят, К-219 была средством превращения американских мегаполисов в радиоактивный пепел.

В боевые походы К-219 ходила с начала 1970-х годов. В сентябре 1986 года лодке предстояло отправиться в свою 13-ю «автономку».

Предполагалось, что она станет для лодки последней — на смену ракетоносцу уже приходили корабли нового поколения.

Перед походом был значительно обновлен экипаж К-219. Его основой стал первый экипаж однотипной лодки К-241.

Командиром крейсера в последнем походе был капитан 2-го ранга Игорь Британов, старшим помощником — Сергей Владимиров, командиром БЧ-2 (офицером по ракетным вооружениям) — Александр Петрачков, командиром дивизиона движения БЧ-5 — Геннадий Капитульский, замполитом — Юрий Сергиенко.

4 сентября 1986 года К-219 вышла из порта приписки Гаджиево и направилась на запад к побережью США, где ей предстояло нести боевое дежурство.

Место аварии К-219

Аварийная ситуация

Из-за технических проблем, возникших еще в 1970-х, одна из ракетных шахт была выведена из использования, а ее крышка наглухо заварена. Это, однако, не делало лодку менее боеспособной.

Другой проблеме не придали серьезного значения — протечке клапана ракетной шахты № 6. Считалось, что на безопасность это никак не повлияет.

По приказу командира БЧ-2 Петрачкова, поступающую воду выкачивали из шахты и сливали в трюм. Командиру подлодки о происходящем не докладывали.

К тому моменту, когда К-291 приблизилась к району боевого дежурства, воду приходилось откачивать не менее двух раз в сутки.

3 октября 1986 года при выполнении подлодкой очередного маневра произошла полная разгерметизация шахты, в которую хлынула вода.

Ракетная шахта на подводной лодке по объему лишь не намного больше самой ракеты, поэтому поступившая вода сдавила ее под большим давлением.

Включив мощный насос, ракетчики откачали воду, однако был поврежден бак с окислителем. Окислитель, азотный тетраксид, крайне агрессивен и выделяет смертельно опасные пары.

Кроме того, возникла угроза взрыва. Сложилась критическая ситуация, о которой, наконец, доложили командиру К-219.

Командир БЧ-2 Александр Петрачков предложил выстрелить ракету аварийным запуском маршевых двигателей. Для этого нужно было заполнить шахту водой, на что требовалось пять минут.

Между жизнью и смертью

Но пяти минут у экипажа не оказалось.

Ракета взорвалась в шахте. Некоторые части ракеты вылетели в море, некоторые упали внутрь лодки и, в реакции с водой, начали производить ядовитые газы.

С глубины около 40 метров К-219 провалилась почти до 350 метров. Если бы погружение продолжилось, ракетоносец погиб бы вместе со всем экипажем.

Командир К-219 Игорь Британов отдает приказ продуть все балластные цистерны и одновременно запустить винты для выполнения режима экстренного всплытия.

Американцы, анализировавшие впоследствии аварию на К-219, отмечали, что в этих условиях экипаж действовал слаженно и оперативно.

Шансов подняться из глубины после такого взрыва было немного, но советские подводники сумели это сделать.

О конспирации речь уже не шла — К-219 выдала свое расположение американцам. Вскоре с самолетов ВВС США были сделаны снимки советской подлодки, на которых была видна разрушенная ракетная шахта и клубы выходящего из нее дыма.

4-й, ракетный, отсек подлодки оказался заполнен ядовитыми газами.

По инструкции, в аварийной ситуации люки должны быть задраены и подводники остаются каждый на своем посту. Игорь Британов пошел на нарушение и приказал вывести людей из аварийного отсека.

Спасти не удалось троих. Матросы Николай Смаглюк и Игорь Харченко не успели надеть дыхательные аппараты и погибли.

Командира БЧ-2 Александра Петрачкова подвела удаль старого морского волка. Он, вопреки инструкциям, носил бороду. Эта борода стала причиной негерметичности надетого дыхательного аппарата, что привело к отравлению и гибели офицера.

Поврежденная взрывом ракетная шахта К-219.

Последнее задание Сергея Преминина

Экипаж К-219 доложил в штаб флота об аварии и гибели трех человек. В штабе пытались понять, что на самом деле произошло — аварий подобного рода еще не случалось.

Ситуация на К-219 ухудшалась — в аварийном отсеке начался пожар, который по системам электроснабжения и вентиляции перекинулся в соседний, 5-й отсек. Экипаж вынужден был отступить из-за газов и огня дальше к корме.

В это время возникла серьезная угроза выхода из-под контроля ядерного реактора — началось резкое повышение температуры охлаждающей жидкости первого контура.

Реакция могла принять неконтролируемый характер, что грозило новым Чернобылем, на сей раз неподалеку от берегов США.

Аварийная защита реактора, предназначенная для таких случаев, сработала, но не до конца. Полностью заглушить реактор теперь можно было только вручную.

Нужно было отправиться в реакторный отсек, заполненный ядовитыми газами и накаленный до температуры в 70 градусов, и в реакторной выгородке вручную опустить четыре компенсирующие решетки.

Выполнять эту задачу пошли командир реакторного отсека старший лейтенант Николай Беликов и матрос Сергей Преминин. Им пришлось несколько раз входить в отсек, затем возвращаться, перезаряжать дыхательные аппараты, и снова заходить в опасную зону.

Когда неимоверными усилиями опустили три решетки из четырех, Николай Беликов потерял сознание. Опускать последнюю решетку матрос Преминин пошел в одиночку.

Он выполнил задачу, но из-за разницы температур и давления в отсеках произошла деформация крышки люка, которую не удалось открыть ни Преминину изнутри, ни его товарищам снаружи.

Моряки до последнего пытались вскрыть люк, но вскоре звуки в реакторном отсеке затихли — у Сергея Преминина закончился кислород.

Парню, спасшему мир от ядерной катастрофы, было всего 20 лет.

Капитан уходит последним

Первыми на помощь к К-219 пришли американские корабли, командир лодки от их услуг отказался. Конечно, уже началась перестройка и новые веяния начинали топить лед в отношениях между двумя странами. Об аварии К-219, например, глава СССР Михаил Горбачев впервые официально известил президента США Рональда Рейгана.

Но, несмотря на это, ВМС США с удовольствием бы заполучили ряд советских секретов, и, чем черт не шутит, советского подводника, которого можно было бы убедить «выбрать свободу».

Этот номер, однако, не прошел. А вскоре к месту аварии подошли советские торговые корабли, на которые стали переходить раненые, а затем и остальные члены экипажа.

Приказ из штаба флота гласил — К-219 взять на буксир и вести в советский порт. Члены экипажа потом подсчитали, что при той скорости, с которой шла буксировка, лодка до места назначения добралась бы лишь через полгода.

Аварийные партии продолжали бороться с огнем и нарастающим поступлением воды.

Но в ночь на 6 октября буксировочный трос оборвался. Некоторые участники событий до сих пор уверены, что произошло это не без вмешательства американской подлодки, кружившей вокруг К-219.

Судьба ракетоносца была фактически предрешена. Лишенный хода и энергии корабль заполнялся водой. Его покинули все, кроме командира.

У некоторых членов экипажа К-219 возникли опасения, что капитан хочет погибнуть вместе со своим кораблем.

Но Игорь Британов оставался на борту по другой причине. Покинь он К-219, на борт могла войти американская спасательная партия, дабы попытаться захватить брошенную лодку или хотя бы снять с нее ряд секретных «трофеев». В такой ситуации у советской стороны, с точки зрения морского права, не было бы даже оснований для протеста.

Командир К-219 покинул ее тогда, когда она возвышалась над поверхностью воды не более чем на метр.

Спустя две минуты, в 11:03 6 октября 1986 года ракетоносец навсегда скрылся в водах Атлантического океана, опустившись на дно на глубине 5500 метров.

К-219 в профиль на поверхности воды. Из разрушенной ракетной шахты выбиваются оранжевые клубы оксидов азота.

Герой России

Исследования показали, что, несмотря на то, что на дне оказались 30 ядерных боеголовок и два реактора (один из них выполнял роль резервного), радиоактивного заражения не произошло. По мнению экспертов, вероятности того, что плутоний когда-нибудь выйдет со дна на поверхность океана, нет.

По возвращении экипажа на Родину комиссия из адмиралов и представителей оборонной промышленности стала разбираться, на ком лежит вина за аварию. Все шло к тому, что крайним окажется командир, но в итоге министр обороны СССР Дмитрий Язов остановил своих подчиненных, намеревавшихся отправить Игоря Британова под суд.

Командиру К-219 удалось спасти большую часть членов экипажа, что, видимо, и стало решающим фактором для министра. Однако военная карьера для Британова завершилась — его уволили с флота.

В СССР о гибели подлодки появились лишь маленькие сообщения на последних страницах газет. В США писали гораздо больше, а о подвиге Сергея Преминина американцы узнали гораздо раньше, чем в нашей стране.

Когда, уже после распада СССР, в российской прессе появились материалы о К-219, журналисты писали, что матрос, навсегда оставшийся на затонувшей подлодке, не был отмечен наградой за свой подвиг. Это неверно.

В июле 1987 года он был посмертно удостоен ордена Красной Звезды. Правда, об этой награде знали еще меньше, чем о его подвиге.

В 1997 году, когда в США вышел фильм «Враждебные воды», указом Президента РФ за мужество и героизм, проявленные при выполнении воинского долга, Сергею Анатольевичу Преминину посмертно было присвоено звание Героя Российской Федерации.

Андрей Сидорчик

 

Источник

Источник ➝

Популярное

))}
Loading...
наверх