Военные базы России за рубежом: размышления о возможном присутствии на дальних берегах


В воскресенье из порта Находка вышел трубоукладчик «Академик Черский». Заявлено, что судно идёт в Сингапур, где ожидается 22 февраля. Дальнейший маршрут «Академика Черского» не известен, хотя легко предположить, что трубоукладчик идёт на Балтику, чтобы завершить строительство «Северного потока-2».

Советская история заставила задуматься


Такая осторожность судовладельца показывает, что поход судна будет непростым. Эксперты предсказывают ему ряд трудностей, в том числе при прохождении проливов, контролируемых недружественными России странами.


 

Раньше в подобных случаях, когда выполнялись важные государственные задания, поддержку гражданскому флоту оказывали военные моряки. Сейчас в дальней морской зоне присутствие российских кораблей крайне ограничено, а базы флота на иностранном побережье практически утрачены.

Можно, конечно, вспомнить вьетнамскую Камрань, сирийский Тартус, преобразованный в базу из пункта снабжения… Однако даже этим объектам пока далеко до полноценных военно-морских баз за рубежом. А потребность в них, как видим, есть.

О российских военных базах на иностранной территории идут споры в том плане, нужно ли нам постоянное присутствие на дальних берегах или нет.

Многие считают, что существующих ныне объектов, расположенных в основном в странах бывшего СССР (Армения, Таджикистан, Кыргызстан), недостаточно. Приводят примеры из советского времени, когда страна имела только авиационных баз на планете с полдюжины (от Кубы – до Эфиопии и Вьетнама). Военно-морской флот в разное время обладал полутора десятками иностранных точек базирования (в Ливии, Сомали, Йемене и т.д.)

Похоже, споры идут не только в среде непосвящённой публики. Российские власти прорабатывали возможность размещения своих пунктов базирования, например, в Венесуэле и Никарагуа. Зимой 2015 года министр обороны Сергей Шойгу совершил знаменательный вояж по странам Центральной и Латинской Америки, разом охватив Никарагуа, Кубу и Венесуэлу.

В СМИ тогда сделали акцент на военно-техническом сотрудничестве России с этими странами. Но были и некоторые нюансы. В Манагуа тогда вовсю рассматривался проект строительства судоходного канала из Атлантики в Тихий океан.

Строить канал подряжались китайцы. Россия, как писали тогда СМИ, должна была обеспечить безопасность канала во время строительства и эксплуатации. По разным причинам проект заморозили. Сказалась политическая нестабильность в Никарагуа, где настроения «за» и «против» Америки делили нацию примерно надвое.

Да и Россия с Китаем не были готовы к противостоянию с Соединёнными Штатами. (А в Вашингтоне только так рассматривали проявление интересов Москвы и Пекина в своём «подбрюшье»). Словом, визит Шойгу не имел больших последствий, по крайней мере, точку для базирования своих сил в Никарагуа министерство обороны не получило.

Сотрудничество с Венесуэлой сложилось более удачно. Сюда неоднократно прилетали наши стратегические бомбардировщики, заходили военные корабли, включая тяжёлый атомный ракетный крейсер «Пётр Великий». Смерть президента Уго Чавеса притормозила сотрудничество и с этой страной. Однако интересы России и её бизнеса в Венесуэле остались.

Приведённые примеры, точнее произошедшие события, были открыты для общества. Они стимулировали творческую мысль экспертов, наблюдателей и просто любителей пованговать. В Сети замелькали предложения, где интересующиеся темой люди хотели бы видеть зарубежные военные базы России.

Беглый взгляд на карту мира


Таких стран, дополнительно к имеющимся пунктам российского военного базирования за рубежом, - полтора десятка. От названных здесь центрально-американских – до африканских Ливии, Судана и Центральной Африканской Республики.

Большинство экспертов проявили сдержанность. Не стали так широко замахиваться. Ограничились странами Центральной Америки, Южной Азии и районом Африканского рога. В Джибути уже разместился «военный интернационал». Пункты базирования в портах этого небольшого государства на востоке Африки имеют США, Китай, Франция, Италия и Япония. Заходят в Джибути для пополнения запасов и российские военные корабли, патрулирующие Аденский залив в борьбе с морскими пиратами.

Так что в этой точке сплелись интересы самых разных стран. В таких узлах безусловно должна присутствовать Россия, чтобы обеспечить безопасность своих коммуникаций, работу отечественного бизнеса, политическую и гуманитарную деятельность.

Получается, вопрос о военных базах за рубежом не только для умозрительных упражнений. По мере укрепления России, расширения сферы её интересов власти должны будут обеспечить их, в том числе, и с использованием своих силовых структур. Тогда вопрос о военных базах за рубежом приобретёт своё новое звучание.

А пока будем держать кулаки за экипаж «Академика Черского», чтобы он выполнил задачу, которая подвигла это специализированное судно на столь дальнее плавание.
Источник ➝

ЛНА против продолжения конфликта в Ливии

Официальный представитель Ливийской национальной армии (ЛНА) генера-майор Ахмад Мисмари рассказал об истинных целях формирования. Он призвал остановиться те силы, которые до сих пор поддерживают террористический режим т.н. Правительства национального согласия (ПНС).

Военный подчеркнул, что ЛНА борется за интересы граждан и мир в государстве. По его словам, армия оказывает сопротивление преступникам, поддерживаемым Катаром и Турцией.

«Мы готовы стать мучениками ради Ливии», — сказал он.

Мисмари подчеркнул, что ливийский народ в основном состоит из представителей разных племен.

Он пояснил, что люди, просящие помощи у террористов и Турции, не могут считаться гражданами страны. Многочисленные протесты продемонстрировали, что большая часть граждан выступает против ПНС.

«Мы говорим всем, кто поддерживает террористов, остановитесь! Любой ливийский гражданин важнее для нас, чем любой президент, выступающий против ливийского народа», — заявил спикер ЛНА.

Ахмад Мисмари напомнил о заявлении, подписанном девятью ливийскими племенами. В нем диаспоры Ливии выражают всеобщую поддержку ЛНА. Военный считает, что в первую очередь необходимо учитывать мнение местного населения.

«Эти люди прекрасно знают, что заговор против Ливии продолжается, и что террористы — это агенты спецслужб, цель которых разрушить страну. Нельзя позволить им это сделать», — отметил Мисмари.

Напомним, т.н. Правительство национального согласия существует при поддержке Анкары. Нарушая оружейное эмбарго ООН, Турция поставляет боевикам ПНС оружие и технику. Есть информация, что турецкие власти способствовали переброске террористов из Идлиба.

Популярное в

))}
Loading...
наверх