Пятилетка ожесточенного перемирия

Исполнилось пять лет вторым минским «недоговоренностям», кровавое «жевание минских соплей» длится шестой год. Народ Донбасса (части Новороссии) живет на войне срок, превышающий срок Великой Отечественной.

На днях министр иностранных дел РФ С. Лавров констатировал, что Америка заинтересована в тлеющем конфликте на востоке Украины, а ее руководство выполняет распоряжения Вашингтона, в том числе отказываясь от второго пункта минских соглашений – развода войск. Вот только подобные констатации давно не откровения.

Как и многие другие, я еще в 2014 году утверждал, что постмайданная Украина – бесправная колония США, они же заинтересованы в постоянном очаге напряженности между Европой и Россией. На следующий день после Минска-2 писал (пост «Примирение с фашизмом?»), что мир с нацистами не возможен – их природа не предполагает мирное сосуществование ни с соседними народами, ни с другой идеологией. Все это было ясно уже тогда, не нужно было быть «семи пядей во лбу», чтобы стать «Капитаном Очевидностью».

Был реализован самый плохой (а был ли хороший?) для народа Донбасса сценарий «замороженного конфликта», эдакого «второго (восточного) Приднестровья». Блокируемые, санкционируемые «свободным миром» узкие полоски русской земли Приднестровья и Донбасса – самые нищие территории Европы. Донбасс, помимо бедности, еще и обстреливаемый, непризнанный регион, с различными выездными ограничениями для его жителей, зато почти свободно атакуемый диверсантами бандеровской Украины, которые за пятилетку «ожесточенного мира» ликвидировали терактами почти всех известных руководителей русского сопротивления Донбасса.

Пятилетка «минского недомирия» стоило не только их жизней, но и  тысяч жизней дончан (мирных жителей и ополченцев), а сейчас, после того как все больше из них становятся гражданами России, приводит к гибели уже граждан РФ. Да, майданувшаяся Украина превратилась в американскую аграрную колонию «Антироссия» (откуда народ бежит миллионами), но ведь и народные республики Донбасса являются еще более бедными анти-примерами «русского мира» (подобно Приднестровью).

Был ли другой путь? Считаю, что был, но связан он ни с введением российских войск (против чего был и в самые тяжкие моменты лета 2014 года), ни с химерным утверждением, что разрозненное донбасское ополчение самостоятельно могло тогда освободить всю Большую Новороссию (в то время как сил едва хватало на окружение в разы более многочисленных и лучше вооруженных «укропов»).

А вот с чем не согласен – так с тем, что ополчению не дали освободить всю территорию народных республик. Или, как минимум, отодвинуть линию соприкосновения от предместий Донецка и Луганка и взять Мариуполь. Это:

1) спасло бы тысячи жизней репрессированных мариупольцев и других жителей Донбасса;

2) дало бы возможность столицам республик свободно функционировать (без перманентной угрозы обстрелов и терактов диверсантов);

3) наличие в составе ДНР мариупольских заводов, главного порта тяжелой промышленности и химии бывшей Украины - исключило бы возможность хунте блокировать Донбасс, заставило бы ее выполнять те же минские соглашения реально, а не в виртуально.

«Ахметка» ли занес «кому надо» в Кремль, Запад ли на Москву надавил, или еще что, но пять лет «маемо тэ, що маемо».

Это что касается Донбасса (части Новороссии), относительно Украины – ниже.

Итак, шесть лет назад майданувшийся Киев пошел войной на Донбасс, чтобы силой заставить его «Майдан любить» и «зачистить» всех, с ним не согласных. Не согласных с незаконным, вооруженным, инспирированным извне (что уже и там признают) переворотом. Когда дончане вставили майдаунским карателям евромайдан в задний проход, «херои» доблестно бежали или «сварились в котлах», после чего их «наляканный» (напуганный) евроолигарх-главком, оторвался от кондитерских, мальдивских и прочих «сладких» тем, дважды подписав «Кучмогетем» (тестем соросенка – евроолигарха Пинчука) фактическую капитуляцию.

Но капитуляцию частичную, подписывать которую победивший нацистов Донбасс и не хотел – ему по «Минску» приходилось возвращаться под один кров с нацистами, правда, со своей армией (обозванной «милицией») и с особым, согласованным с ним статусом в измененной под него украинской Конституции.

Не хотел, но под давлением России, как "гаранта" минских соглашений, пришлось - окончательный разгром фашистов был остановлен. «Братскому» народу дали возможность самому насладиться «евроинтеграцией» и одуматься.

Вот только мнение этого народа никем (ни метрополией, ни местечковыми смотрителями) не учитывается. Любое инакомыслие фашистами ожидаемо «зачищено» на корню, не говоря уже о никем не поддержанном (и дезориентированном отсутствием ясной цели) сопротивлении. Ведь многим его участникам Украина ни в каком виде была уже не нужна, а тут вдруг: «Минск». Раз так, решили многие – то без нас занимайтесь заведомо дохлым делом – строить «ненацистскую», федеративную Украину. «Строить» под контролем фашистов и их заокеанских хозяев, засевших прямо или опосредованно в руководстве новой колониии и ее силовых структур.

После «Минска» хунте спешить стало некуда, над ней «град» не каплет, донбасские «террористы» майданы/вокзалы не взрывают, диверсий не устраивают, жевать кровавые (для народа Донбасса) «минские сопли» она может бесконечно. Попутно хунта может, рвя на себе вышиванки и трусы, голосить на весь мир о «российской агрессии».

Комплекс неполноценности не дает ей признать очевидное: нацикам надавали «по сусалам» ополченцы, а не российские войска. Правда, этот вой еще «сходил с глоток» в 2014-2015 годах (бездоказательно, но методом «ора» Запад устраивал), зато в 2020 для всех звучит уже откровенно потешно (особенно из уст профессионального комика «на гетманстве»).

Особенно прикольно стало после того, как в той же метрополии разоблачили своих «папередников» в очередном «цветном перевороте» - теперь на Украине со снайперами Парубия, Пашинского, Саакашвили (то есть озвучили и «закадрили» то, о чем мы сообщали с весны 2014 года).

По факту - что осталось от «святого майдана»? Пусть хунта введет законодательный запрет на его критику (как и на российские СМИ и соцсети), но, хвала прогрессу, сейчас не «евродемократия рулит», а интернет. Отрезать его полностью хунтята не смогут (хотя уже пробуют «зачищать»). И эти люди учат нас «демократии и гласности». Мир  сошел с ума! На самом деле, хунта панически боится «своего» народа, оттого не может допустить, чтобы тот получал правдивую информацию, сравнивал и самостоятельно делал выводы. Это для фашистов смерти подобно!

Вот что осталось от майдаунской «гнидности»:

1) неоколонизация Украины с открытым внешним вмешательством (США и ЕС) путем «демократической революции» с массовыми убийствами (начиная с «Небесной сотни» и «Одесской Хатыни»), террором против инакомыслящих, политическими преследованиями и, соответственно, тысячами политзаключенных;

2) провальная попытка узурпаторами власти силой подавить не подчинившийся перевороту регион, его бомбардировки и антиконституционное применение против него армии;

3) деградация, деиндустриализация, руинизация Украины, кредитная кабала на поколения «туземцев», рекордная (в мировом масштабе) депопуляция новой американской колонии.

Фактически уже сейчас от Евромайдана, как от «народной революции», остались «рожки да ножки». Этот майданный миф кончается (в том числе, усилиями американских республиканцев). Так что же останется Украине, какой другой миф? Останется только миф ("фуфел") о «российской агрессии».

И где она, ведь на Донбассе ее любым сторонним наблюдателям не видно. Может, в Крыму? Но там все было мирно (благодаря "вежливым людям"). Но какая разница? Ведь если украинцы мирно (без какой-либо национально-освободительной войны) якобы воспользовались своим правом на самоопределение в 1991 году (это один из «кидков» 90-х, но сейчас не об этом), почему "свидомиты" отрицают это право за русскими 2014 года? Почему русский Донбасс ведет национально-освободительную борьбу уже 6 лет? Потому, что без Евромайдана и «российской агрессии» весь карточный домик «свидомого украинства» посыпется.

На самом деле, киевской хунте не нужны ни Крым, ни Донбасс – ей нужна «казка» (сказка) о «российской агрессии». Это ее последний "козырь" (правда, битый).

Отбежав подальше от линии фронта, подписав в Минске фактическую «капитуляцию», можно годами внутри захваченной хозяевами территории «волать» (волами мычать) о том, что выполнять минскую «зраду» не будут, перевирать как угодно краткий и ясный текст соглашений (обзывая его "гнущимся"), грозить «зачистской» Донбасса и медийно строить прочие «замки на песке».

«Хохлопчики» (для битья, подобно наемникам на российских ток-шоу), может хватит издалека грозиться? Вы не представляете, сколько народа на Донбассе с нетерпением ждет вашей (последней для вас) атаки. Ведь ожидание боя  тяжелее боя. Так смелее, майдауны, переходите от слов к делу! Или вы не мужики, совсем "заевропеились"?

Время «минских соглашений» истекает и для свидомых хунтенышей и для жителей Донбасса: жить постоянно на войне, в условиях бедности военного времени и перманентных угроз со стороны рядом расположенной армии карателей невозможно. Все плохое тоже когда-нибудь заканчивается. Кончать с ним надо было сразу тогда, как только киевская власть просрочила с выполнением своих минских обязательств, а не вместе с ней пять лет «жевать минские сопли». Все равно из «патовой» ситуации придется искать выход.

Кто в ней виноват и что дальше делать? Ведь вновь встают два главных русских вопроса.

Кто виноват?

Виновны в захвате Украины «майданом»:

1) коллективный Запад;

2) «украинская» олигархия;

3) нацистская опухоль «галицаев», давшая метастазы по всей бывшей Украине.

Вина РФ, если и есть, то косвенная – ведь политика это «искусство возможного», наши «хотелки» с ней очень редко совпадают. Москва, с одной стороны, что могла – то сделала. С другой стороны, может сделала не все, да - в чем-то и в ком-то ошибалась, сотрудничала и торговала, возможно, не с теми, с кем надо. А разве у нее был выбор, разве Запад его оставил? Или чуть не «отдемократизированная» в могилу «святыми девяностыми» страна имела силы сопротивляться консолидированному Западу и спасать, помимо себя, майданувшуюся Украину? Россия и сама-то чудом (или Путиным – что для меня равнозначно) уцелела.

Вообще, ответ на вопрос «кто виноват» сейчас не так важен, куда важнее ответ на другой.

Что делать?

Чтобы на него ответить, нужно четко представлять, какова ныне ситуация на Украине (помимо того, что Запад все меньше подает Антироссии, а обходные вокруг нее пути Россией достраиваются).

Итак, новая майданутая зе-власть доказала, что:

1) выполнять минские соглашения она не будет (хоть кровью она еще не так повязана, однако подчинена тем особям снаружи и внутри страны, для кого развенчание майданного мифа чревато лишением власти и/или жизни, свободы/собственности);

2) продолжит насильственную дерусификацию и превращение Украины в Антироссию (ждущую удобного момента, чтобы всадить России «нож в подбрюшье») и "воспитание" новых украинских поколений (если будут) – в вырусь;

3) беспрекословно подчинена НАТО (без членства, то есть, антироссийский блок получает все, что хочет, без каких-либо обязательств перед «аборигенами» своих новых баз).

Соответственно этой данности, России придется:

1) свести до минимума всякие контакты с русофобской, майданувшейся зоной, вплоть до полного разрыва дипотношений и экономических связей;

2) вводить давно анонсированные экономические и дипломатические санкции за очередные «недружественные» (по сути - откровенно враждебные) шаги отмайданенной соседки, в том числе за нарушение прав русского/русскоязычного (что для меня одно и то же) населения Украины;

3) признать Новороссию (народные республики Донбасса) в границах проведенных в 2014 году референдумов;

4) не кормить «гуманитаркой», а «дать удочку» Донбассу – создать экономические условия, чтобы в перспективе выровнять уровень жизни жителей народных республик с народом РФ, а в ближайшее время – хотя бы превысить украинский;

5) снять все бюрократические «препоны и проволочки» для получения гражданства РФ жителями не только Донбасса, но и всех 8 областей Новороссии (или Украины – больше не меньше).

Ну а если майданувшаяся соседка и дальше будет нарушать (а она обязательно будет – иначе не может) «минские соглашения», утвержденные ООН, - следует России, как их гаранту, ставить перед международным сообществом вопрос о международной военной операции по принуждению неонацистов к миру. Иначе и дальше будут гибнуть граждане Российской Федерации. Павшие дети Донбасса взывают к возмездию!

Лучше раньше, чем позже - даже для Украины лучше ужасный конец, чем ужас без конца. Но пока…

Ясно, что войны между Украиной и Россией нет, глупо доказывать очевидное. Однако что таки есть – это ежедневная информационная война: инфоповестка обеих стран в значительной степени состоит из описаний негатива у соседки. Да, украинские «жипописания российских бедствий» на 90 % брехливые, но зато российская пропаганда не дорабатывает в главном – в целеполагании (украинские цели внесены в Конституцию – это ЕС и НАТО).

Россия до сих пор не определилась в своей цели на украинском направлении – чего она хочет от Украины и хочет ли вообще чего-то? Ведь очевидно, что нейтральная, двуязычная, мирная, демократическая (не по названию, а по сути) Украина уже не возможна – украинская "элита" повязана кровью Майдана и Донбасса и власть миром не отдаст, а отдаст - внешние «заинтересанты» (враги России) рано или поздно обязательно очередным «майданом» превратят Украину в Антироссию. Вне этого «амплуа» страна Западу не интересна, а без западной «подкормки» обанкротившаяся (во всех отношениях) Антироссия не выживет.

Соответственно, в РФ давно пора официально признать очевидное – длительное сосуществование антиподов (России и Антироссии) невозможно: «украинский вопрос» придется решать кардинально.

Тем более, что значительному количеству населения (особенно в оккупированной нацистами Новороссии) Украина не нужна в любом виде. Зато с целеполаганием России в уничтожении Украины (ее руками) появится ясная и близкая цель у русского сопротивления «свидомому» нацизму, появится смысл русского национально-освободительного движения.

Чтобы не повторять свои выводы из давних статей (серий «Что дальше?» и «Ликвидация/самоликвидация Украины»), приведу цитаты известного политолога Р. Ищенко из его свежего поста ««Украина после Богдана»: «Фактически уже сейчас все дискуссии об Украине сведены к тому, будет ли этот ужас длиться без конца, или всё же ужасный конец когда-нибудь наступит…Единственная нормальная тактика в отношении нынешнего Киева — ждать удобного момента, когда это политико-географическое недоразумение можно будет ликвидировать (или помочь ему самоликвидироваться), попутно извлекая из данного процесса дивиденды для себя».

В этом я с ним (или он со мной?))) согласен.

"Наше дело правое, враг будет разбит, Победа будет за нами!"

 

КОНСТАНТИН ОДЕССИТ

Источник ➝

Томмазо Торквемада. Человек, ставший символом страшной эпохи


Томмазо Торквемада по правую руку от королевы Изабеллы. Monumento a Isabel la Catolica, Madrid

Томмазо Торквемада – знаковая личность не только для Испании, но и для всей Европы и даже Нового Света. Человеком он был незаурядным, и о нём написаны не только сотни научных трудов – от статей до полноценных монографий, но немало пьес, романов, и даже стихов. Вот, например, какие строки посвятил ему Генри Уодсворт Лонгфелло:

В Испании от страха онемелой, 
Царили Фердинанд и Изабелла, 
Но властвовал железною рукою 
Великий инквизитор над страною.
 
Он был жесток как повелитель ада, 
Великий инквизитор Торквемада.


Томмазо Торквемада. Человек, ставший символом страшной эпохи

«Католические короли» Изабелла и Фердинанд. Кадр из фильма «Христофор Колумб. Завоевание Америки» (Великобритания, Испания, США, 1992 год)


Томмазо де Торквемада

Отношение Лонгфелло к герою вполне понятно и однозначно. Перед впечатлительными читателями, словно живая, встаёт чёрная фигура мрачного аскета¸ превращающего согретую южным солнцем жизнерадостную Испанию в покрытую дымом инквизиционных костров унылую страну обскурантов и религиозных фанатиков.

Немного в другой ипостаси предстаёт Торквемада в драме Виктора Гюго. Этот автор пытается понять внутренние мотивы своего героя: 

Не служит богу тот, кто людям не поможет.
А я хочу помочь. Не то – кромешный ад
Поглотит всё и вся. Лечу я бедных чад
Кровавою рукой. Спасая, я пытаю,
И жалость страшную к спасенным я питаю.
Великая любовь грозна, верна, тверда.
… Во тьме ночи моей
Мне говорит Христос: "Иди! Иди смелей!
Цель оправдает все, коль ты достигнешь цели!"

Тоже фанатик, но уже не узколобый садист.

Существует и третья точка зрения, согласно которой Торквемада, подобно Ришелье во Франции, боролся за единство в муках рождающейся новой страны, которую он, словно пазл, собирал из разнородных и не слишком похожих частей. А инквизиция стала лишь средством: был бы Торквемада светским герцогом, другими были бы и методы, но жестокость при этом никуда бы не делась. Ф. Тютчев писал об этом (о другом человеке и по другому поводу) в1870 году:

Единство, – возвестил оракул наших дней,– 
Быть может спаяно железом лишь и кровью…



Красивые строки, но на самом деле «железо и кровь», увы, очень часто оказываются сильнее любви.

Традиционная оценка личности Томмазо Торквемады и его деятельности


Герой нашей статьи, Tommaso de Torquemada, родился в 1420 году и прожил, долгую даже по нынешним меркам, жизнь, умерев в возрасте 78 лет – 16 сентября 1498 года.

Мало кому из его современников удалось оставить столь значительный след в истории, но след этот оказался кровавым.

Французский писатель Альфонс Рабб в работе «Resume de l’hist oire d’Espagne» назвал Торквемаду «ужасным», его соотечественник Жан Мари Флёрио – «монстром», Манюэль де Малиани – «ненасытным палачом», Луи Виардо – «беспощадным палачом, кровавые бесчинства которого порицались даже Римом». Г. К. Честертон в книге «Святой Фома Аквинский» поставил его в один ряд с Домиником Гусманом, написав:

«Назвать ребёнка Домиником – почти то же самое, что назвать его Торквемадой».

В общем, как писал Даниэль Клугер:

Великий инквизитор Торквемада
Над городом свои расправил крылья,
Ему костры — утеха и услада.

И даже его фамилия, происходящая от названия городка, в котором родился будущий Великий инквизитор (сочетание слов «torre» и «quemada» – «Пылающая башня»), кажется говорящей.




Сожжение еретиков, средневековый рисунок. Иллюстрация из книги русского историка XIX века Михаила Барро

Альтернативная точка зрения


Впрочем, как это часто бывает, в объединённых королевствах деятельность Торквемады оценивалась неоднозначно, и были люди, вполне довольные им. В Испании тех лет можно заметить определенную симпатию и сочувствие и к Трибуналу инквизиции, и к Торквемаде. Многие вполне серьёзно считали, что церковь и учение Христа находятся в серьёзной опасности и нуждаются в защите. Эти апокалипсические настроения отражает приводимая ниже миниатюра XV века «Крепость веры»:


Осаждаемую еретиками «Крепость веры», защищают папа, епископы, монахи и доктора церкви

Современник событий, хронист Себастьян де Ольмедо вполне искренне называет Торквемаду «молотом еретиков, светом Испании, спасителем своей страны, честью своего ордена (доминиканцев)».

Прескотт уже в 1588 г. писал в «Commentarii rerum Aragonensium»:

«Фердинанд и Изабелла дали самое большое доказательство милосердия и мудрости, когда, с целью избавления еретиков и отступников от пагубных ошибок, а также чтобы сокрушить их дерзость, они создали святую инквизицию, учреждение, полезность и заслуги которого признает не только Испания, но и весь христианский мир».

Французский историк ХХ века Фернан Бродель считал, что инквизиция воплощала в себе «глубокое желание толпы».

Имелись и другие причины популярности Торквемады. Ограничение прав евреев и морисков открывало новые вакансии для испанцев-христиан. Евреи и потомки мавров, отправлявшиеся в эмиграцию, часто вынуждены были продавать своё имущество за бесценок, дом порой продавался по цене осла, виноградник – за кусок полотна, что также не могло не радовать их соседей. Кроме того, в падении влиятельных купеческих и банкирских домов потомков крещеных евреев были кровно заинтересованы их генуэзские конкуренты: они быстро освоили новый перспективный рынок сбыта товаров и финансовых услуг. 

Сегодня часть историков подвергают критике «черную легенду» и об испанской инквизиции, и о Торквемаде, считая, что она была создана в пропагандистских целях в период Реформации, и преследовала цель очернить Католическую Церковь. А потом к протестантам присоединились великие французские философы эпохи Просвещения и революционные писатели. В XVIII томе знаменитой «Энциклопедии» есть такие строки:

«Торквемада, доминиканец, ставший кардиналом, придал трибуналу испанской инквизиции ту юридическую форму, которая существует и поныне и противоречит всем законам человечества».

Авторы современной «Британской энциклопедии» разделяют эту точку зрения, о Торквемаде говорится: 

«Его имя стало символом ужасов инквизиции, религиозного ханжества и жестокого фанатизма».


Жертвы Томмазо Торквемады


Жан Батист Делиль де Саль в книге «Философия природы» (1778 г.) пишет: 

«Доминиканец, звавшийся Торквемадой, похвалялся тем, что осудил сто тысяч человек и сжег на костре шесть тысяч человек: чтобы наградить этого великого инквизитора за его рвение, его сделали кардиналом».

Антонио Лопес де Фонсека в книге «Политика, очищенная от либеральных иллюзий» (1838 г.) сообщает: 

«Трибунал инквизиции при Торквемаде, во время правления Фердинанда и Изабеллы, с 1481 по 1498 год, истребил на кострах 10 220 человек; казнил изображения 6860 человек, а также приговорил к галерам и тюремному заключению 97 371 человека».

Максимилиан Шёлл в 1831 году: 

«Торквемада умер в 1498 году; было подсчитано, что за восемнадцать лет его инквизиторского правления 8800 человек было сожжено, 6500 было сожжено в виде изображений или уже после их смерти и 90 тысяч испытали на себе наказание позором, конфискацией имущества, пожизненным заключением и увольнением с должности».

Небольшое уточнение: на самом деле, «инквизиторское правление» Торквемады продолжалось 15 лет. 

Фридрих Шиллер в «Истории восстания в Нидерландах против испанского правления» говорит: 

«За тринадцать-четырнадцать лет испанская инквизиция провела 100 тысяч процессов, приговорила к сожжению 6 тысяч еретиков и обратила в христианство 50 тысяч человек».

Хуан Анетонио Льоренте, который сам в конце XVIII века был секретарем Трибунала инквизиции в Мадриде, а потом стал первым серьезным историком Инквизиции, приводит другие данные: при Торквемаде были сожжены заживо 8 800 человек, вместо других 6 500, осужденных заочно, сожжены их соломенные чучела, арестованы и подвергнуты пыткам 27 000 человек. 

«Его злоупотребление своими безмерными полномочиями должно было бы заставить отказаться от мысли дать ему преемника и даже уничтожить кровавый трибунал, столь несовместимый с евангельской кротостью»
, – пишет Льоренте по этому поводу.


Хуан Антонио Льоренте, портрет

Многим эти цифры кажутся завышенными. Пьер Шоню, например, считал, что цифры Льоренте «нужно поделить как минимум на два».

Аббат Эльфеж Вакандар в книге «Инквизиция» (1907 г.) пишет: 

«Самые умеренные оценки показывают, что во времена Торквемады было сожжено на костре примерно две тысячи человек… За этот же период времени пятнадцать тысяч еретиков было примирено с Церковью через раскаяние. Это дает в сумме семнадцать тысяч процессов».

Современные ученые оценивают число аутодафе при Торквемаде в 2200, примерно половина из них была «символической» – что, конечно, тоже немало. 


Аутодафе

В числе тех, кто положительно относился к деятельности испанских инквизиторов и Торкевемады оказался известный масон, католический философ и дипломат Жозеф де Местр. 


Joseph-Marie de Maistre (1753-1821), портрет

В начале XIX века, выполняя в тот момент обязанности сардинского посланника в Санкт-Петербурге, в «Письмах одному русскому дворянину об инквизиции» он утверждал, что создание инквизиции в Испании явилось защитной реакцией на иудейскую и исламскую угрозу, которая, по его мнению, являлась вполне реальной.

Уже упоминавшийся нами Хуан Антонио Льоренте писал:

«Огромное множество мавров приняло христианскую веру притворно или совершенно поверхностно; в основе их обращения в новую религию лежало желание снискать уважение победителей; крестившись, они вновь стали исповедовать магометанство».

Между тем, Аделина Рюкуа в книге «Средневековая Испания» указывает, что

«в Средние века религия была эквивалентом закона (люди жили по законам Магомета, по еврейским или по христианским законам), она лишь в XX веке стала явлением культуры».

То есть человек, не соблюдающий заповеди священных книг страны, где он живет, по средневековым нормам считался преступником. 

Уже цитировавшийся нами Вакандар пишет: 

«Если мы действительно хотим оправдать учреждение, за которое католическая церковь взяла ответственность в Средние века (инквизицию), нужно рассматривать и судить его не только по поступкам, но и сопоставляя с моралью, правосудием и религиозными представлениями того времени».

«Католическая энциклопедия», издаваемая Ватиканом, утверждает: 

«В новейшее время исследователи строго судили учреждение инквизиции и обвиняли ее в том, что она выступала против свободы совести. Но они забывают, что в прошлом эта свобода не признавалась и что ересь вызывала ужас у благомыслящих людей, составлявших, несомненно, подавляющее большинство даже в странах, наиболее зараженных ересью».

Вот мнение французского историка и антрополога Кристиана Дюверже: 

«Фердинанду и Изабелле был брошен вызов: им предстояло объединить страну, раздробленную противоречивым ходом истории и средневековой политической организацией. Изабелла приняла простое решение: цементом единства Испании станет религия».

Испанский историк Жан Севиллья о преследовании евреев в Испании пишет: 

«Торквемада не есть продукт католицизма: он является плодом национальной истории… Изгнание евреев – каким бы шокирующим оно ни виделось нам – не происходило из расистской логики: это был акт, который имел целью завершение религиозного объединения Испании… Католические короли действовали, как и все европейские правители того времени, исходя из принципа: "Одна вера, один закон, один король"».

А вот его взгляд на «мусульманскую проблему»: 

«В ходе Реконкисты мусульмане остались на христианской территории. Их было 30 тысяч в Арагоне, 50 тысяч – в королевстве Валенсия (оно зависело от Арагонской короны), 25 тысяч – в Кастилии. В 1492 году падение Гранады увеличило до 200 тысяч число мавров, оказавшихся под юрисдикцией королевы Изабеллы и короля Фердинанда… в целях достижения духовного единства Испании, при поддержке Церкви, Католические короли повели политику конверсии… Как это не удалось с евреями, политика ассимиляции, путем массового обращения в христианство, не удалась и с мусульманами. Невозможно насиловать разум: никто не отречется от своей культуры и своей веры по принуждению. Это великий урок. Однако судить за это только христианскую Испанию – это значит совершать большую ошибку. В ту эпоху ни одна мусульманская страна не относилась толерантно к христианам на своей территории. Точно так же обстоит дело и в XXI веке в большом числе мусульманских стран».

Правда, в другом месте Жан Севиллья признаёт, что

«испанская инквизиция обосновалась в Кастилии, католическом королевстве, обладавшем традициями религиозного сосуществования. Альфонсо VII (1126–1157), король Кастилии и Леона, назывался императором трех религий… Мудехары и мусульмане, жившие на христианской территории, были свободны в своей религии. То же самое касалось и евреев».

И действительно, ещё в Своде законов Альфонсо X говорилось:

«Хотя евреи отвергают Христа, тем не менее, их следует терпеть в христианских государствах, дабы все помнили, что они происходят от племени, распявшего Христа. Так как евреи лишь терпимы, они должны вести себя тихо, не проповедовать публично своей веры и не пытаться обращать кого-либо в иудейство».



Alfonso X of Castile (1221-1284)

И всё же, по мнению Севилльи, Торквемада в истории страны сыграл, скорее, положительную роль: в частности, он отмечает его заслуги в деле объединения Кастилии и Арагона, и избавления нового государства от чрезмерной зависимости от Ватикана. 

Современный российский философ-богослов Андрей Кураев также выступает против «демонизации» инквизиторов, утверждая, что «ни один другой суд в истории не выносил так много оправдательных приговоров».

Британский историк Генри Кеймен в книге «Испанская инквизиция» (1997 г.) сообщает, что лишь в 1,9% случаев из 49 092 исследованных им дел обвиняемый был передан светским властям для исполнения смертного приговора. В остальных случаях подсудимые либо получили другое наказание (штраф, епитимья, обязательство паломничества), либо были оправданы. 

В следующих статьях мы увидим, что даже относительно «мягкие» наказания, назначаемые трибуналами святой инквизиции, не стоит недооценивать. Говоря о приговорах, которые они выносили, слово «милосердие» можно смело «ставить в кавычки». Пока же вернемся к герою нашей статьи. 

Conversos, marranos и tornadidos


По утверждению Фернандо дель Пульгара (секретаря и «летописца» Изабеллы Кастильской и Фердинанда Арагонского), Томмазо де Торквемада, вставший во главе Трибунала священной канцелярии инквизиции в Испании и организовавший масштабные гонения на евреев и мавров, сам был потомком крещеных евреев. Удивления это не вызывает, поскольку примерно в то же самое время в Кастилии 4 епископа были выходцами из семей conversos («обращённых»), а в Арагоне из их среды происходили 5 чиновников самого высокого ранга. Потомками кастильских conversos были, например, канцлер Луис де Сантанел, главный казначей Габриель Санчес, автор «Хроники Католических королей» Диего де Валера, камердинер Изабеллы Хуан Кабреро и упоминавшийся нами Фернандо дель Пульгара. Более того, еврейского происхождения была весьма чтимая святая Тереза Авильская (отнесенная к Учителям Церкви): известно, что её дед в 1485 году (как раз во времена Великого инквизитора Томмазо Торквемады) был обвинён в тайном соблюдении иудейских обрядов, за что на него была наложена епитимья. 


Статуя Святой Терезы Авильской, монастырь San Juan Capistrano, Калифорния

А в Арагоне в то время потомками «новых христиан» были главный секретарь высшего суда Фелипе де Клементе, королевский секретарь Луис Гонсалес, главный казначей Габриэль Санчес и вице-канцлер Арагона дон Альфонсо де ла Кавальериа.

Прозвище conversos в те времена носило нейтральный характер, в отличие от других, появившихся в середине XVI века (после принятия закона о чистоте крови – limpieza de sangre): marranos («марраны») и tornadidos («торнадидос»).

Наиболее вероятно происхождение прозвища marranos от староиспанского выражения «грязные свиньи». Другие версии (от еврейского «maran atha» – «Господь наш пришел» и от арабского слова «запретный») менее вероятны, так как слово «марраны» употребляли не евреи или мусульмане, а именно чистокровные испанцы, и несло оно ярко выраженную отрицательную смысловую нагрузку. 


Моисей Маймон. «Марраны (Тайный седер в Испании во времена инквизиции)», 1893 год. Седах Песах – это ритуальная семейная трапеза, проводимая в начале праздника Песах (еврейской Пасхи)

А tornadidos – это «перевертыши».

Крещение евреев и в конце XIV века (за столетие до описываемых событий) было далеко не мирным. В Севилье в 1391 году в ходе еврейских погромов погибли около 4 тысяч человек, остальные были вынуждены креститься, их синагоги были превращены в церкви. Похожие события произошли тогда в Кордове и других испанских городах. В январе 1412 года, ещё до рождения Томмазо Торквемады, в Кастилии был принят «эдикт нетерпимости», который предписывал евреям жить лишь в особых кварталах, окруженных стенами с одними воротами. Им были запрещены ряд профессий, в том числе, врачебное и аптекарское дело, кредитные операции. Нельзя было носить оружие, именоваться «дон», держать христианскую прислугу и торговать с христианами. Более того, им было запрещено выезжать из Кастилии. Эти меры резко увеличили количество крестившихся евреев, но теперь это «обращение» часто было лицемерным. И потому в дальнейшем выпускались «Эдикты милосердия», в которых указывались признаки людей, тайно исповедовавших иудаизм. Например, такие:

«Соблюдение субботы (путем) приготовления пищи, по пятницам… не употребляющие в пищу свиней, зайцев, кроликов, задушенных птиц.., ни угрей, ни другую рыбу без чешуи, как это предусмотрено еврейским законом… Или те, кто отмечает Праздник опресноков (Песах), начиная с употребления салата-латука, сельдерея или других горьких трав в те дни».

Парадокс заключался в том, что, со временем, для потомков крещеных евреев, которые уже не помнили предписаний своей религии, «Эдикты милосердия» стали служить своеобразным руководством к действию – указателем того, что нужно делать (или не делать) для того, чтобы оставаться иудеем.

А тайных мусульман предлагалось выявлять, наблюдая за тем, как часто человек моет лицо, руки и ноги.

Но среди потомков conversos было немало и тех, кто превзошёл чистокровных кастильцев в религиозном рвении и фанатизме.

В следующей статье будет рассказано о личности Томмазо Торквемады и его пути к должности Великого инквизитора.

Популярное в

))}
Loading...
наверх