Нидерланды назвали позор своей страны

Ирина Алкснис

Правительство Нидерландов, по сообщениям СМИ, решило окончательно отказаться от названия Голландия применительно к стране в целом.

Тема не нова. Голландия — историческая область, охватывающая только две из двенадцати современных провинций страны: Северную и Южную Голландию соответственно. Уже достаточно давно отмечается раздражение жителей других регионов из-за использования этого наименования применительно ко всему государству.

Проблема знакома, кстати, и другим странам. Например, шотландцы и валлийцы могут сильно оскорбиться, если Великобританию назвать Англией.

Однако с Нидерландами все заметно сложнее. Голландия — во всех отношениях куда более известный и содержательно насыщенный бренд, чем любой другой регион государства и даже Нидерланды как таковые. Причина — в исторических реалиях, поскольку именно эта территория обеспечила мировую славу себе (и, как следствие, всей стране — под своим именем) в самых разных сферах и веками оставалась национальным названием, неформально используемым в различных ситуациях.

И вот теперь власти решили окончательно прекратить эту "порочную практику". Главные изменения коснутся массовой культуры — что, кстати, логично, поскольку именно устоявшиеся общественные стереотипы и обеспечивают доминирование Голландии над Нидерландами в головах людей по всей планете.

Ключевым станет "переименование" страны на крупных международных мероприятиях. В Евровидении-2020, которое пройдет в следующем мае в Роттердаме, примут участие Нидерланды. Футбольная сборная также откажется от привычного для мира "голландского" имени. То же касается и Олимпиады-2020 в Токио.

Однако самое интересное — даже не сам грядущий национальный ребрендинг, а его мотивация. По мнению властей, образ Голландии слишком сильно ассоциируется с наркотиками и амстердамским "кварталом красных фонарей".

Спору нет, вольность нравов — на самом деле одна из главных фишек имиджа страны и конкретно Амстердама. Правда, при такой постановке вопроса возникает закономерное подозрение, что легальность проституции и наркотиков воспринимается нидерландским правительством как нечто негативное. Хотя, казалось бы, с чего? Страна так долго и старательно шла по пути тотальной либерализации, гуманизации и повсеместного повышения толерантности, достигла в этом прямо-таки беспрецедентных успехов — и тут внезапно такой откат. Выясняется, что получившийся результат почему-то не радует.

Но главная проблема видится даже не в этом.

Голландия — крошечная территория, которая за несколько последних веков внесла по-настоящему глобальный вклад в развитие человечества, причем по самому широкому спектру тем.

Для одних Голландия — это порт Роттердама, вот уже несколько веков остающийся важнейшим мировым логистическим и перевалочным пунктом. Для других — один из драйверов промышленной революции. Для третьих — Рембрандт и Вермеер. Для четвертых — место, где был создан бриллиантовый бизнес в современном его понимании, пусть Амстердам ныне и потеснен с вершины в отрасли. Для пятых — одна из старейших парламентских демократий, по сей день сохраняющая особое место и влияние на международной арене (Гаага находится в Южной Голландии). Для шестых — страна, в буквальном смысле отвоевавшая территорию у моря и воплощающая собой силу человеческого разума, воли и упорной работы.

А еще есть сыр (Гауда — это Южная Голландия), ветряные мельницы (Киндердейк — южноголландская деревушка с самым большим сосредоточением старинных ветряных мельниц), тюльпаны (мировая цветочная столица, община Алсмер — в Северной Голландии), велосипеды и каналы.

И вот этот по-настоящему уникальный в человеческой истории феномен его собственным правительством сведен к продажному сексу и легалайзу, и ныне требуется его ликвидация как национального символа, дабы не портить репутацию страны.

По здравом размышлении удивляться тут нечему. Предстоящий ребрендинг абсолютно органичен в рамках господствующей в Нидерландах идеологии и находится ровно в том же русле, что и отказ от "золотого века", запущенный там рядом ведущих учреждений культуры.

Происходящее — естественный результат развития либеральной политкорректности. На глазах происходит упрощение, уплощение и вульгаризация любых сложных процессов, просто потому, что это оказывается самым удобным способом в текущий момент разрешить возникающие проблемы.

Запутанность, неоднозначность, отсутствие четкого разделения на черное и белое присущи человеческому обществу, всей истории. Самые светлые и мрачные страницы — рядом, высочайшие достижения соседствуют с отвратительными преступлениями, добро и зло перемешаны до степени неразличимости.

И если традиционный (а вернее, просто взрослый) взгляд предполагает принятие мира во всей его полноте и противоречивости, то новейшие прогрессивные идеи требуют отделить агнцев от козлищ и жестко маркировать их в соответствии с актуальными ценностными установками. Именно этот подход уничижает любые успехи и достижения, поскольку в их основе всегда можно обнаружить нечто нехорошее и неправильное, будь то колониализм, рабовладение, беспощадная эксплуатация сотрудников, дискриминация женщин, инвалидов и гомосексуалистов, нанесение вреда окружающей среде — и так далее и тому подобное.

Однако история с ребрендингом Нидерландов любопытна тем, что вскрывает еще один аспект этого подхода: способность разглядеть глубинную несправедливость в чужом успехе. Белые мужчины, например, безоговорочно доминируют в точных науках не потому, что по совокупности обстоятельств чаще других выступают носителями необходимых для этого личных качеств (от интеллекта до подходящего психотипа), а потому, что система на всех уровнях специально дискриминирует представителей других социальных групп.

Понятно, что для других регионов Нидерландов превосходство двух голландских провинций может быть неприятным и обидным, пусть даже так сложилось исторически и никто не виноват. Возможно, для сглаживания внутриполитических трений действительно имеет смысл постепенно уходить от использования Голландии как общенационального символа.

Проблема только в том, что властям страны оказалось удобнее — и идейно правильнее — обосновать данное решение, представив одну из уникальных цивилизационных вершин человечества наркоманско-проституционным позором Нидерландов.

С другой стороны, им с этим жить.

 

Источник

Источник ➝

СНГ - бесперспективная структура или союз с нереализованным потенциалом


Немногим более года остается до 30-летнего юбилея создания такого межгосударственного образования, как Содружество Независимых Государств. И не совсем понятно, как эту дату предстоит праздновать: поднять тосты за ее здравие или все-таки выпить... не чокаясь?

Упомянутые три десятилетия для СНГ, увы, прошли, что называется, ни шатко ни валко. Причем настолько, что кое-кто уже открыто высказывает сомнения в том, что эта организация вообще существует иначе, кроме как де-юре. Почему так?

 
Прежде всего надо понимать и помнить, что СНГ создавался не просто на костях СССР.
Рождение Содружества Независимых Государств, по сути дела, и было смертью Союза Советских Социалистических Республик, зафиксированной во время предательской сходки в Вискулях. Все дальнейшее (Ашхабадский форум азиатских президентов, Алма-Атинская декларация, от которой ведется отсчет учреждения Содружества, и прочее подобное) были уже попытками сохранить хотя бы видимость единства вчерашних братских республик (да и то не всех) и спасти хоть что-то. Вот «хоть что-то» и получилось… Бесперспективная структура?

Изначально это содружество виделось его учредителям ни в коем случае не государством и даже не надгосударственным образованием. А чем же тогда? Да бог его знает. Однако при подобном совершенно непонятном и ни к чему не обязывающем статусе организации заведомо суждено было стать чем-то вроде «клуба по интересам», некоей площадки, в рамках которой можно будет «поговорить за жизнь». Неудивительно, что в устав СНГ изначально оказались вписаны по большей части не реальные направления сотрудничества, а общие декларации, столь же красиво звучащие, сколь и невыполнимые на практике. Ну, вроде «достижения полного и всеобщего разоружения» и всемерного обеспечения самых широких «прав и свобод».

Самое печальное, что даже пункт о «мирном решении конфликтов и споров» стран-членов Союза оказался таким же прекраснодушным мечтанием – с учетом того, что в своих рядах организация на первых порах объединяла Армению и Азербайджан, Россию, Грузию и Украину... Вообще говоря, участвовать в СНГ сразу и наотрез отказались только республики Прибалтики, уже тогда нацелившиеся в Европу, как говорится, хоть тушкой, хоть чучелом. Остальные постсоветские в первые годы после развала общего дома, СССР, еще думали о каком-то более или менее тесном сосуществовании. Сегодня СНГ – это, по большому счету, 8 полноправных членов: Россия, Белоруссия, Армения, Азербайджан, Казахстан, Кыргызстан, Узбекистан, Таджикистан. А также Туркменистан в статусе члена ассоциированного и Молдавия, разрывающаяся между СНГ и европейской интеграцией и никак не определившаяся: к умным ей или все-таки к красивым…

Украина, устав Содружества изначально не подписавшая, какое-то время крутилась вокруг него в роли «наблюдателя» (при этом оставаясь одним из государств-учредителей), но в 2014 резко засобиралась «с вещами на выход». Правда, официальную процедуру в виде подачи письменной заявки о намерениях покинуть организацию, Киев так и не подал, так что всем украинским президентам, вплоть до нынешнего, посылаются приглашения на мероприятия Содружества, которые, конечно же, «гордо» игнорируются. Грузия громко хлопнула дверью еще в 2008 году и отправилась в бесконечный поход в направлении ЕС и НАТО.

Наиболее ценными наработками СНГ, вне всяких сомнений, остаются созданная в его рамках Зона свободной торговли, с которой, правда, провозились целых 20 лет – до 2011 года, и Таможенный союз, позволившие создать членами Содружества общий рынок, носящий название Единого экономического пространства. В него входят не все страны СНГ, а только Россия, Белоруссия, Казахстан, Армения и Киргизия. Впрочем, есть серьезные основания для надежд на то, что ЕЭП еще прирастет новыми странами, хотя бы за счет входящих в СНГ. Определенные успехи достигнуты в объединении усилий правоохранительных органов Содружества в борьбе с организованной преступностью и наркотрафиком. А вот в военном сотрудничестве, несмотря на озвучивавшиеся на первых порах планы, достижения намного скромнее.

СНГ и близко не стал ни продолжением, ни новым воплощением СССР. Да и не мог он ничем таким стать, по большому счету... Возможно, в наше время, когда геополитическая обстановка принуждает страны объединяться хотя бы для успешного противостояния альянсам других государств, стремящихся к новому переделу мира, у Содружества откроется второе дыхание - союзное. Впрочем, в силу того, насколько бывшие республики СССР за минувшие три десятилетия разошлись в своем развитии, векторах внутренней и внешней политики, скорее, это будет нечто совершенно новое, пусть и основанное на лучших наработках СНГ.
Автор:
Александр Харалужный
Использованы фотографии:
Википедия

Популярное в

))}
Loading...
наверх