Игорь Сипкин предлагает Вам запомнить сайт «БАЗА 211- ВОЕННАЯ ИСТОРИЯ»
Вы хотите запомнить сайт «БАЗА 211- ВОЕННАЯ ИСТОРИЯ»?
Да Нет
×
Прогноз погоды

ПОЛИТИКА ПРИНАДЛЕЖИТ ПАРТИЯМ, ОТЕЧЕСТВО – АРМИИ.

«...Все это ляжет на плечи Русского народа. Ибо Русский народ — великий народ! Русский народ — это добрый народ! У Русского народа, среди всех народов, наибольшее терпение! У Русского народа - ясный ум. Он как бы рожден помогать другим нациям! Русскому народу присуща великая смелость, особенно в трудные времена, в опасные времена. Он инициативен. У него — стойкий характер. Он мечтательный народ. У него есть цель. Потому ему и тяжелее, чем другим нациям. На него можно положиться в любую беду. Русский народ неодолим, неисчерпаем!»

И.В.Сталин

В августе 1918-го: ВЧК против кокаина

развернуть

В августе 1918-го: ВЧК против кокаинаВ конце ноября с.г. из Отдела научно-информационной и правовой работы Государственного архива Российской Федерации в ответ на мой депутатский запрос поступила подборка копий уникальных документов о борьбе Всероссийской Чрезвычайной Комиссии (ВЧК) с незаконным оборотом кокаина в 1918 году. Да, эта злободневная проблема существовала в нашей стране век тому назад, и даже много раньше, хотя не в тех, конечно, впечатляющих масштабах, наблюдаемых в наши дни.


Как показывают исторические хроники российского здравоохранения XIX в., кокаин, сразу же после разработки технологии его выделения из листьев кокаинового куста, произраставшего в Южной Америке, активно стал использоваться в медицине в виде средства местной анестезии в офтальмологии и стоматологии. Закупали кокаин за рубежом, преимущественно в Германии. И так продолжалось десятилетиями, вплоть до начала Первой мировой войны. А после первых шести месяцев после начала военных действий летом 1914 г., когда государства-противники предполагали завершить взаимные баталии победным блицкригом, стало ясно, что кровопролитие не завершится и не через год, и не через два...

Между тем стратегический запас обезболивающих лекарственных препаратов, которые хранились на военных складах в целях удовлетворения потребностей полевых госпиталей, рассчитывались именно на блицкриг – три, максимум пять-шесть месяцев с момента объявления войны.

Так рассуждали в Генеральном штабе Военного министерства: клятвенно обещали императору Николаю II разгромить немцев в короткие сроки, бросали в атаку за атакой отборные гвардейские части. И пришли в ужас, когда выяснилось, что война предстоит затяжная, ружья, снаряды, амуниция на исходе, запасы лекарственных препаратов завершились... Кайзеровская Германия, из которой эти препараты прежде завозили, понятное дело, продавать их русским больше не намеревалась, собственной же фармакологической промышленностью страна не располагала.

Царскому правительству потребовалось два с лишним года, чтобы наладить работу вновь созданных алкалоидных предприятий, заключить торговые договоры с Великобританией, США, Красным Крестом, другими сторонами об импортных поставках обезболивающих лекарственных средств. И всё это время, замечу, хирургические операции на поле боя, в тылу производились «на живую», ноги, руки отпиливались в лучшем случае после глотка ранеными спирта.

Накануне Февральской революции 1917 г. запасы медицинских наркотиков, наконец, были восполнены: на складах, в госпиталях и в сумках медсестёр на поле боя в достатке имелись таблетки, порошки, ампулы, шприцы, чтобы в случае необходимости найти им применение. Однако сложившийся в стране тысячелетний миропорядок стал резко ломаться, а после известных событий в октябре 1917 г. наступил полноценный политический и экономический хаос, который вылился в Гражданскую войну...

И наркотики, приобретённые за рубежом царским правительством за золото, широким потоком стали изливаться из военных складов и госпиталей на улицу, накапливаться криминальными дельцами и распространяться среди населения (даже среди детей!) за деньги, товары первой необходимости, другой эквивалент.
Здесь надо ещё отметить, что пришедшая на смену Временному правительству власть большевиков собственным всеобъемлющим законодательством не располагала, не случайно в Декрете № 1 «О суде» от 24 ноября 1917 г. оговаривалась потребность руководствоваться «законами свергнутых правительств». Только вот сфера борьбы с наркотиками в монархической системе права находилась в зачаточном состоянии, и «гасить» вспышку немедицинского их приёма приходилось в процессе текущей обстановки, что наглядно показывают антинаркотические циркуляры, принимаемые Советом Народных Комиссаров (Совнарком, СНК).

Уже в предписании СНК от 31 июля 1918 г. № 7206-7212 «О борьбе со спекуляцией кокаином», в частности, видим: «Спекуляция на кокаине огромна. Продается кокаин за баснословные деньги. Нечего говорить о том, что спекуляция на кокаине, т.е. на полном расстройстве человеческих организмов, самое отвратительная из всех видов спекуляций. Ввиду всего этого крайне необходимо совершенно немедленно принять самые решительные меры к открытию очагов и притонов этих спекулянтов, проследить их способ действия, склады кокаина, взаимные отношения между этими спекулянтами и аптеками и аптекарскими магазинами и беспощадно арестовывать всех этих мерзавцев, наживающих деньги на полном расстройстве жизни и смерти огромного числа людей».

ВЧК, Московскому совдепу, Управлению городской милиции, Уголовному розыску, Комиссариатам юстиции, здравоохранения и внутренних дел предписывалось «сейчас же выработать особое постановление, особо жестоко карающее этот род спекулянтов».

Читая данное предписание между строк, следует понимать: речь шла не о долговременной разработке целевого законопроекта, что привычно в деятельности современного парламента, а написании, утверждении и доведении до населения нужного документа «сейчас же», то есть, сегодня же. И мгновенном образовании соответствующих правоохранительных структур, настроенных на быструю и жёсткую ликвидацию очага опасности.

Все государственные органы власти, к которым обращалось предписание СНК, откликнулись немедленно. Тем более, что «особое постановление» о борьбе со спекуляцией и жёсткие репрессивные меры по отношению к спекулянтам были уже введены. Так, 26 февраля 1918 г., после бурного обсуждения целесообразности/нецелесообразности смертной казни как средства борьбы со спекулянтами – «внутренними врагами» – ВЧК ввела внесудебные расстрелы. Мера суровая. Согласно постановлению Совнаркома от 28 февраля 1918 г. «О борьбе со спекуляцией» задержанное с поличным лицо подвергалось конфискации всего имущества и предавалось суду Революционного трибунала. В лучшем случае дело завершалось наложением крупного штрафа (до 1 млн. руб. и выше).

Агрессивные спекулянты и грабители расстреливались на месте в соответствии с политическими установками, дословно звучавшими так: «Пока мы не применим террора – расстрел на месте – к спекулянтам, ничего не выйдет... Кроме того, с грабителями надо также поступать решительно – расстреливать на месте».

Добавим также, что в соответствии с пунктом 8 Декрета № 1 «О суде», учреждались «рабочие и крестьянские революционные трибуналы в составе одного председателя и шести очередных заседателей, избираемых губернскими или городскими Советами рабочих, солдатских и крестьянских депутатов. Для производства по этим же делам предварительного следствия образуются особые следственные комиссии». Другими словами, противостояние спекуляции облеклось в формы судебного и внесудебного преследования правонарушителей.

Все эти репрессивные практики обрушились на торговцев кокаином.

После образования в отделе по борьбе со спекуляцией ВЧК подотдела по борьбе со спекуляцией наркотиками результаты не заставили себя ждать. Одним из первых поплатился спекулянт Журинский, он приобрел у представителей «Всероссийской федерации анархистов-коммунистов» за 100 тысяч рублей вывезенный ими со склада московского торгового товарищества «Кавказ и Меркурий» опиум (200 пакетов по 10 фунтов каждый).

Для справки: 1 фунт в системе русских мер – 0,409 кг. Следовательно, Журинский манипулировал более чем 0,8 т опиума.

Среди архивных документов находим письмо из ВЧК в Совнарком о других выборочных результатах борьбы со спекуляцией кокаином, как реакции на предписание СНК от 31.07.1918:

«В ответ на Ваше отношение от 31 июля сего года за № 7212 Отдел по борьбе со спекуляцией сообщает, что отделом к уничтожению спекуляции кокаином приняты энергичные меры, которые дали положительные результаты. Приводим более крупные из них; арестованы по обвинению в спекуляции кокаином следующие лица:

гр. Фриндлер (отобрано кокаину 1.300 гр)

гр. Браунс и др. (2.000 гр)

гр. Родкевич (3 бут. и 1 банка).

Председатель Комиссии Петерс

Зам. Заведывающий отделом Слюсарев

Секретарь Н. Лазарев».

Интересно, что и в рассматриваемый период времени, прославленный как бы неукоснительно соблюдаемой «революционной законностью», находим архивные документы, свидетельствующие об обратном. Определённым категориям правонарушителей чиновниками-большевиками делались поблажки.

На этот счёт из ВЧК на имя Управляющего делами СНК РСФР тов. Бонч-Бруевича направляется письмо с указанием на «ходоков», всячески спасающих арестованных спекулянтов от мер, предписанных действующими правилами. Среди них есть и такое, привожу выдержку:

В августе 1918-го: ВЧК против кокаина


Бонч-Бруевич с претензиями не соглашается, в ответ приводит встречные аргументы…

Занимательно и другое. После направления партий изъятого кокаина на экспертизу в Комиссариат здравоохранения вес наркотика подозрительно уменьшается, что вызывает объяснимые вопросы у сотрудников ВЧК и влечёт более строгий контроль над процессуальными действиями такого рода.

…Одолеть вал незаконного распространения наркотиков и наркомании, захлестнувших страну в 1918-м – второй половине 1920-х гг. удалось только к началу 30-х. К тому времени основная нагрузка в борьбе с незаконным оборотом наркотиков стала возлагаться на милицию. Органы государственной безопасности ориентировались на предупреждение и пресечение их контрабанды, в том числе в транснациональных масштабах из, например, азиатских регионов через Европейскую часть Советской России – в государства Старого Света. Уже тогда чекисты выявляли грузы, аккуратно, фабричным способом упакованные в жестяные консервные банки с этикетками консервированных овощей и фруктов.

Выводы просты. Отечественное законодательство и органы правопорядка, спецслужбы в области борьбы с незаконным оборотом наркотиков подходили к решению данного вопроса в зависимости от конкретной исторической эпохи, в рамках которой жило российское общество и государство, будь то Российская Империя, РСФСР, Союз ССР, вновь РСФСР, а сейчас – Российская Федерация. На каждом этапе строительства российской державы органы безопасности теме наркотиков уделяли постоянное внимание.

Государственные архивы готовы открыть многие тайны, надо лишь проявить терпение в поиске исторических документов. Приведённые выше примеры – это малая толика из огромного объёма исторических фактов, ждущих своих исследователей.

Я же, пользуясь случаем, хотел бы поздравить современных сотрудников органов безопасности с профессиональным праздником, особой строкой выделяя тех, кто занят в сфере борьбы с незаконным оборотом наркотиков!
Автор: Николай Ковалев
Первоисточник: http://www.stoletie.ru/territoriya_istorii/v_avguste_1918-go_vchk_protiv_kokaina_163.htm

Источник →

Ключевые слова: история, мвд
Опубликовал Игорь Сипкин , 27.12.2016 в 14:02

Комментарии

Показать предыдущие комментарии (показано %s из %s)
Показать новые комментарии
Комментарии Facebook

О сайте

Присоединиться к сайту нажатием кнопки

новые читатели

67062 пользователям нравится сайт bazaistoria.ru

Последние комментарии

Поиск по блогу

Последние комментарии