Последние комментарии

  • Дмитрий Сударушкин20 мая, 15:19
    А насчет качества катеров - наверное тут виновата не только коррупция, но и то что все кто мог хорошо хоть что - то и...«Москитный флот» Порошенко оказался неликвидом
  • Дмитрий Сударушкин20 мая, 15:03
    Зачем американцам аборигены, которые без их участия могут клепать большие партии, да даже и единичные экземпляры высо...«Москитный флот» Порошенко оказался неликвидом
  • Сергей Соколов20 мая, 14:58
    Как за что ? вы че --- он же сынок самого короля российской нефти -- Сечина !!!  :-) странно , что пока только одну н...За какие "заслуги" 25-летний сын Сечина получил орден "За заслуги перед Отечеством"?

Пострадавшие за веру. Часть вторая. Генерал от кувакерии

В первом материале, посвященном содержанию пензенского «Мартиролога», рассказывалось главным образом о священнослужителях-мужчинах и монахинях, которых зачастую расстреливали за раздачу религиозных книг и «агитацию», причем в стране, по конституции которой свобода совести не запрещалась, а была разрешена законом.
Однако, в «Мартиролог» попали и люди, имевшие к церкви лишь косвенное отношение. Их не так много, но они есть. Например, человек исполнял обязанности попечителя храма и к тому же был искреннее верующим.


Пострадавшие за веру. Часть вторая. Генерал от кувакерии

В.Н. Воейков

И вот, просматривая «Мартиролог», я нашел в нем фамилию человека поистине удивительной судьбы, удивительной настолько, что о нем можно прямо-таки фильм снимать или писать роман. Знают о нем сегодня немногие. А вот в царской России его имя было на слуху, и люди с положением над ним даже посмеивались и называли… «генералом от кувакерии». Речь идет о Владимире Николаевиче Воейкове, генерал-майоре, коменданте Свиты Его Императорского Величества, государственном деятеле России и… основателе завода по разливу воды «Кувака», который и сегодня действует в Пензенской области. Так что мы вот уже больше ста лет «пропиваем» наследство Российской империи. Страна теперь совсем другая, а[right][/right] вот «Кувака» как из земли текла, так и течет. Вот только товаром она стала именно стараниями генерала Воейкова… О нем сегодня и пойдет наш рассказ.

Родился будущий генерал в 1868 г.14 августа в Санкт-Петербурге, где и прошло его детство. Принадлежал он к старинному дворянскому роду, известному с XIV в. Отец - генерал от кавалерии обер-камергер Двора Е.И.В. Воейков Н.В., имел в Пензенской губернии большое поместье, а мать Долгорукова В.В., тоже была не из простых, а дочь Московского генерал-губернатора князя В.А. Долгорукова. Сам он в свою очередь был женат на дочери министра Императорского Двора и Уделов, генерал-адъютанта графа В.Б. Фредерикса Евгении Владимировне Фредерикс. А еще это именно он был крестным отцом святого мученика цесаревича Алексея Николаевича Романова.


Воейков В.Н. и барон В.Б. Фредерикс.

Карьера у него была прямая и традиционная: 1882-1887 гг. обучение в Пажеском корпусе, откуда в чине корнета был выпущен в Кавалергардский полк. В 1894 г. последовала командировка за границу в качестве ординарца генерал-адъютанта адмирала О.К. Кремера, в задачу которого входило извещение о восшествии на престол государя императора Николая II.

С1887 году служил в кавалергардах. Но в 1897-1898 гг. трудился в качестве делопроизводителя по перестройке полковой церкви во имя свв. праведных Захария и Елизаветы при казармах Кавалергардского полка в Петербурге, на что лично собирал средства, а затем был назначен ктитором этой церкви.

В 1890 году записан в 6-ю часть Дворянской родословной книги Пензенской губернии и избран почётным гражданином Нижнего Ломова. С июля 1900 года по август 1905-ого командовал эскадроном Кавалергардского полка в чине ротмистра.


Гвардии ротмистр В.Н. Воейков в костюме стрельца Стремянного приказа времен царя Алексея Михайловича на костюмированном балу в 1903 г

В годы Русско-японской войны 1904-1905 гг. принимал участие в боевых действиях в Маньчжурии: в составе службы Красного Креста эвакуировал больных и раненых.

В 1906 году уже будучи в чине полковника был пожалован во флигель-адъютанты, а с 1907 по 1911 год командовал лейб-гвардии Гусарским Его Величества полком. И не просто командовал, а активным образом занимался вопросами физического воспитания войск, а в 1910-ом – написал «Наставление для обучения войск гимнастике».


Набережная Кутузова (Французская набережная), д. № 8, где проживал генерал Воейков.

В 1911 году последовало производство в генерал-майоры. В 1912 году генерал Воейков возглавляет Российский Олимпийский комитет и руководит российской делегацией на V Олимпийских играх в Стокгольме.). С июня 1913 года он… Главнонаблюдающий за физическим развитием народонаселения Российской империи. То есть занимались в царской России и этим…


У своего дома в имении в Каменке с товарищами по полку.

24 декабря 1913 года Воейков назначен комендантом Свиты Его Императорского Величества, то есть получил одну из ответственнейших государственных должностей, руководил охраной императора и его семьи, и сопровождая государя во всех его поездках по России, обеспечивал им безопасность. Одновременно в своём имении под Пензой организовал производство и сбыт минеральной воды «Кувака». Для многих это казалось в то время странным. Ну не должен был генерал хлопотать о каких-то там трубах, приказывать, где бурить землю, а затем следить как эту воду разливают по бутылкам. Но… сам он внимания на косые взгляды и шепот за спиной внимания не обращал, а Николай Второй, когда ему об этом докладывали, неизменно отвечал, что полностью удовлетворён работой генерала Воейкова. Между тем счёт развития производства и сельского хозяйства в Каменке он буквально поднял экономический уровень села. В итоге его имение стало одним из крупнейших и самым перспективным в Пензенской губернии. Свою воду он рекламировал даже, находясь за границей. Заняв столик в парижском ресторане и сидя за ним в своем генеральском мундире, требовал подать воду «Кувака», а когда ее не подавали, оскорблялся и обещал, что больше в этот ресторан не приедет. Естественно, что владельцы ресторанов тут же заказывали эту воду в России и… давали ей рекламу. Постепенно вода понравилась и… «пошла», принося Воейкому огромную прибыль.


Вот она – пензенская вода «Кувака»!

Однако в кубышку он ее не клал. Например, с началом Первой мировой войны 1914 года он открыл в Каменке лазарет для раненых.

В 1915 году состоял в переписке с архимандритом Нижнеломовского Казанского мужского монастыря Леонтием (Хоперским) по поводу отправки в ставку Николая II копии Нижнеломовского чудотворного образа Казанской иконы Божией Матери и одновременно являлся попечителем Покрово-Николаевского женского монастыря при с. Вирга Нижнеломовского района, который только в 1916 году посетило более 16 тыс. паломников. А в 1916 году за свои богоугодные труды он был удостоен архипастырского благословение за благоустроение этой святой обители.

Последний раз в Нижнеломовском уезде он побывал в августе 1916 года, а затем неотлучно находился при государе-императоре вплоть до его отречения и, кстати говоря, всячески отговаривал его от этого шага.

Виделся с императором последний раз 5 марта 1917 года в ставке в Могилёве и вот что об этом написал: «Его величество задушевным голосом в тёплых выражениях высказал, как он ценит мою подчас трудную службу, и выразил благодарность за неизменную преданность ему и императрице. Обняв меня в последний раз со слезами на глазах, государь вышел из кабинета, оставив во мне мучительное чувство, что это свидание — последнее и что перед царём, как и перед Россией, разверзается страшная чёрная пропасть».


Могилев. Ставка. Генерал Воейков и царевич Алексей.

7 марта 1917 года, когда Воейков отправился из Могилева в своё пензенское имение, в Каменку, его арестовали на станции Вязьма Смоленской губернии и оправили в Москву, где его сначала допрашивали, в затем зачем-то перевезли в Петроград в Таврический дворец.

В марте его заключили в Трубецкой бастион Петропавловской крепости, где он узнал о разгроме крестьянами своего имения в Каменке, и где его и допрашивали, и где ему довелось испытать и голод, и холод. Но были и приятные моменты. Так, однажды после пасхальной заутрени в его камеру вошли солдаты с разговением; трижды пропели «Христос Воскресе!» и, похристосовавшись с ним, ушли.

Осенью 1917 года ему удалось освободиться из Петропавловской крепости под предлогом нервного заболевания и попасть в частную клинику для душевно и нервнобольных доктора А.Г. Конасевича. Но он очень опасался нового ареста и из нее бежал и скрывался по разным квартирам.

Он установил связь с царской семьёй, находившейся в Тобольске: и вместе с женой стал посылать им письма и посылки. Пытался бежать в Финляндию, но не смог пересечь границу. Вернулся в Петроград, где стал изображать умалишённого и на время нашел себе приют в сумасшедшем доме на окраине города. Узнав об аресте жены, принял решение покинуть Россию. Буквально чудом пробрался в Белоруссию, а потом на Украину и в Одессу. В 1919 году перебрался в Румынию, потом жил в Бухаресте, Берлине, Данциге, Берне и Копенгагене. Его жена, Евгения Фредерикс, была взята в заложницы и содержалась в московском концлагере, находившимся в Ивановском монастыре.

По прибытию в Финляндию Воейков поселился на даче врача Боткина в Терийоках, куда в августе 1925 года к нему приехала его жена Евгения, которая наконец-то получила разрешение на выезд из СССР вместе с отцом и сестрой.

В 1920 году он получил вид на жительство в Финляндии, где жил до самой Советско-финляндской (Зимней) войны в курортном местечке Териоки на берегу Финского залива (сегодня г. Зеленогорск).

В 1936 году им была написана и издана книга воспоминаний о жизни при Дворе «С Царём и без Царя».

Когда в ноябре 1939 года возникла угроза захвата Выборга советскими войсками, маршал К.Г. Маннергейм немедля пришёл на помощь своему товарищу по Кавалергардскому полку и прислал несколько грузовиков, на которых его семья смогла переехать в Хельсинки.

В марте 1940 года Воейков переехал в Швецию, в Стокгольм, а затем в его пригород Юрсхольм. В 1947 году, 8 октября он скончался в Стокгольме, но похоронен был в Хельсинки в могиле своего тестя графа В.Б. Фредерикса. Там же позднее похоронили и жену Воейкова. В своей книге он написал следующее: «Моим жизненным крестом до конца дней будет мысль, что я оказался бессильным в борьбе с окружавшим престол предательством и не мог спасти жизнь того, от кого я, как и все русские люди, видел только одно добро»*.


А вот что осталось от его имения сегодня… А ведь мог бы быть музей, санаторий, наконец. Но нет! «Мир хижинам – война дворцам».

Такую вот жизнь в России и за ее пределами прожил «генерал от кувакерии» В.Н. Воейков, трудившийся для ее и собственного блага. Спасти царя ему не удалось, но… зато он сумел спасти свою собственную жену, что в то время и в тех обстоятельствах удавалось немногим. Ну, а открытую им воду «Кувака» мы с удовольствием пьем и сегодня!

* В.Н. Воейков. С Царём и без Царя. Воспоминания последнего дворцового коменданта. Минск, 2002; Пензенская энциклопедия, с. 93; Краеведение, 2001, с. 83-94.
Автор: В.Шпаковский
Источник ➝

Популярное

))}
Loading...
наверх