Свежие комментарии

  • Сергей Росси
    Почему впечатление. Так и есть. Добавьте еще народ, который обезличили, сделали абсолютно покорным, и готовый по кома...Бюрократический класс показывает Путину зубы настоящей власти
  • Сергей С.
    ОПЯТЬ СОВЕТСКИЕ ЛЮДИ БУДУТ СПАСАТЬ МИР!Русские встали на защиту Америки: За ночь собрались сотни добровольцев
  • Михаил Широков
    Сплошной Карпееко в ссылках, однобокость мнения есть показательНашествие одержимых

Окончательный диагноз?


Сразу должен предупредить читателей, которые, возможно, зря потратят время на чтение настоящей публикации. Автор не предлагает ответы на многочисленные вопросы, связанные с коронавирусом, — наоборот, формулирует вопросы, на которые хотелось бы получить ответы.

Ответы, без которых объективно оценить ситуацию с «пандемией» не представляется возможным. Речь о качестве статистической информации, распространяемой официальными лицами, органами власти и СМИ, и о той терминологии, которой они постоянно пользуются.



Дело было в январе


Допустим, такой «простой» вопрос: сколько человек в России инфицировано COVID-19? На официальном правительственном портале «Стопкоронавирус.рф» приводятся оперативные данные по «случаям заболевания», в том числе за сутки. Но что конкретно подразумевается под «заболевшими»? А это чрезвычайно важный момент, который нуждается в прояснении.

Окончательный диагноз?

Возьмем стандартный текст информационного сообщения, которыми сейчас переполнено медиапространство:

«Коронавирус подтвердился у 45 человек в Подмосковье. За прошедшие сутки в Подмосковье зафиксировали 45 случаев заражения коронавирусом. Всего врачи помогают вылечиться 305 пациентам. «За минувшие сутки выявлено 45 новых случаев заболевания коронавирусной инфекцией… — сообщает Мособлштаб».

«Зафиксировано», «выявлено» и «подтверждено» — это одно и то же или не совсем?

В январе Минздрав РФ разработал Временные методические рекомендации «Профилактика, диагностика и лечение новой коронавирусной инфекции (2019-nCoV)». Согласно этому документу, вводятся статусы «подозрительный случай инфекции», «вероятный случай инфекции» и «подтвержденный случай инфекции».

При этом подтверждение диагноза производится не путём тестирования, а с помощью лабораторного исследования. У пациента проводят ПЦР-диагностику (полимеразная цепная реакция) взятого биологического материала. Чтобы в этом случае получить результат, потребуется от нескольких часов до двух дней.

Логично было предположить, что и всевозможные «штабы по борьбе с пандемией» будут использовать предложенную Минздравом классификацию и распределять потенциальных жертв COVID-19 на три группы, однако там произвольно оперируют какими-то расплывчатыми дефинициями. Отсюда еще один вопрос: это терминологическая неряшливость или сознательное запудривание мозгов?

В любом из описанных во «Временных рекомендациях» вариантов человек подлежит госпитализации. Что происходит дальше? 31 марта главврач инфекционной больницы в Коммунарке Денис Проценко сообщил, что на лечении в медучреждении находятся 314 человек, в том числе 59 с подтвержденным и 127 с вероятным диагнозом «коронавирусная инфекция», при этом диагноз «пневмония» поставлен 202 заболевшим.

Как видим, даже врачам головной специализированной клиники требуется время, чтобы подтвердить диагноз «коронавирус» у своих пациентов. Однако все больные пневмонией, попавшие под наблюдение инфекционистов, очевидно, уже попали в пугающую статистику «заражённых коронавирусом».

Но если официальные данные о «заражённых» дают хотя бы приблизительное представление о масштабах «пандемии» и динамике распространения вируса, то, когда речь заходит об умерших гражданах, мы вступаем в область совершенных загадок. Тот же сайт «Стопкоронавирус.рф» сообщает нам, сколько в России «человек умерло». И эта убойная формулировка, или, как говорили на партсобраниях, формулировочка — вариации «умерло от коронавируса» или «из-за коронавируса» — тысячекратно повторяется попугаями из телеящика и прочих (второсортных) источников.

СМИ, которые бездумно тиражируют всё, что исходит от ВОЗ или Института Коха, но стараются поддерживать реноме качественных, выражаются несколько иначе. Вот типичный заголовок сообщения федерального информагентства: «В Москве умерли ещё три пациента с положительным тестом на коронавирус». Кстати, для справки: в столице в среднем ежедневно умирает больше 300 жителей.

Информация вроде бы изложена предельно корректно: за сутки в Москве действительно умерло три человека и они на самом деле прошли тестирование на COVID-19, давшее положительный результат. Однако при всей корректности данное сообщение абсолютно бессодержательно.




Во-первых, как мы уже знаем, положительный тест не является официальным подтверждением инфицирования. А во-вторых, ничего не сообщается о причинах смертей, которые могут быть совершенно не связаны с пресловутой «пандемией». Тем более что почти у всех умерших имелся целый букет заболеваний.

Летальность в норме?


Итак, не факт, что смерть этих москвичей обусловлена вирусом, и даже не факт, что вирус у них действительно был, и в итоге получается, что уважаемое СМИ занимается чем? Уж не распространением ли фейков?

В этой связи обращает на себя внимание и такая специфика COVID-19, как его повышенная опасность для пожилых людей, что принято объяснять ослабленным иммунитетом. Однако любой вирус пользуется «пробоинами» в иммунной системе, и непонятно почему именно этот должен быть исключением.


К тому же снижению иммунной защиты организма «все возрасты покорны», и такое состояние может быть вызвано самыми разными факторами. Нет ли более простого объяснения избирательности вируса и высокой доли пенсионеров среди его жертв? Оно состоит в том, что пожилые умирают чаще молодых…

Между тем все недоумения подобного рода, связанные с летальностью COVID-19, довольно легко снимаются. После каждого случая смерти составляется так называемый посмертный эпикриз, где указывается причина и обстоятельства наступления летального исхода и дается развернутый клинический посмертный диагноз.

Однако информация о таких диагнозах отсутствует. Допустим, врачи перестраховываются и не разглашают эти данные, поскольку на 100% не уверены в правильности своих выводов. Действительно, окончательную причину смерти может выяснить лишь патологоанатомическое исследование. И в чем проблема?

Согласно указаниям Минздрава РФ, патологоанатомические исследования в отношении умерших с диагнозом «коронавирус» проводятся в обязательном порядке. Значит, есть уже несколько десятков таких заключений, почему же в таком случае их не хотят обнародовать? Скорее всего, если бы результаты вскрытий указывали на непосредственную связь летальных исходов с COVID-19, об этом бы уже трубили во все трубы.

И тут возникает ещё один интересный вопрос: а существуют ли в реальности объективно подтвержденные случаи «смерти от коронавируса», или даже те ничтожные проценты летальности (1% — 3%), которые упоминаются в нашей прессе, всего лишь продукт информационного пузыря?

И под конец главный вопрос: российские власти, которые планируют экстренные меры борьбы с пандемией, исходят из искажённых (мягко говоря) данных, или все-таки в их распоряжении есть объективная информация, которой они по каким-то причинам не желают делиться с общественностью?

Не знаю, какой ответ «лучше»…
Автор:
Максим Зарезин
Использованы фотографии:
24tv.ua, panarin.com, sudinfo.be
Источник ➝

Картина дня

))}
Loading...
наверх