Белорусский вопрос

Что это такое?

Давайте представим русского человека старшего поколения, родившегося в конце сороковых — пятидесятых годах прошлого столетия, скажем, в Одессе. Раннее детство его прошло в эстонском Тарту; в школу он пошёл в украинском Львове, закончил школу под Ленинградом. Потом переехал в Москву… И всюду, где он оказывался, была его страна. И Одесса, и Тарту, и Львов, и Ленинград были для него родной землёй. До беловежского сговора трёх советских политиков, объявивших, что той страны больше не существует, что и Одесса, и Львов, и Тарту, и Минск – это заграница, было ещё далеко…

А когда нашему провинциалу довелось побывать в Белоруссии, он навсегда запомнил, какой несокрушимой силой веет от мемориальных каменных фигур защитников Брестской крепости, удерживавших в 1941-м западные рубежи его родины…

Какое это имеет отношение к белорусскому вопросу наших дней?

И, собственно, что это такое – белорусский вопрос?

Попробую объяснить, сославшись на комментарии, которые стали встречаться тут и там (в российских, белорусских, украинских СМИ) после встречи В. Путина и А. Лукашенко в Сочи 7 февраля. Ничего, кроме недоумения, эти комментарии не вызывают.

В одном из уважаемых российских изданий прочитал: «На интеграции России и Белоруссии поставили крест». Кто поставил? Когда? Для меня – русского, россиянина, москвича – «заграничная» Республика Беларусь была и остаётся родной землёй. И неужто для жителей Белоруссии, которые говорят, думают, пишут по-русски, Россия – «заграница»? А документ под названием «Союзный договор» кто-то разве денонсировал? Или прикажете считать этот документ – отныне и навсегда – пустой бумажкой? Вообще, стоило бы лучше понять, кто, помимо наших западных «партнёров», так упорно рвётся «поставить крест» на интеграции двух частей некогда одной страны.

Ещё цитата: «Запад может, конечно, вбить клин в отношения России и Белоруссии» (комментарий одного из белорусских политологов). Это как? Захотел Запад (в лице, допустим, того же Помпео) «вбить клин» в российско-белорусские отношения – и готово? А вот некто Шрайбман из Белоруссии: «Очередные провальные Сочи… Это конец старой модели дружбы».

Под однообразием этих тенденциозных комментариев попыталось «авторитетно» подвести черту украинское издание «Диалог.UA»: «В Сочи закончились ничем очередные переговоры президентов РФ и Беларуси Владимира Путина и Александра Лукашенко по поводу нефти. Белорусский лидер отбыл домой в плохом настроении и без заявлений для прессы».

А ещё одно российское издание, тоже уважаемое, за день до встречи в Сочи решилось на всеобъемлющее пророчество: «Экспертное сообщество полно прогнозов, так или иначе сводящихся к тому, что очередная встреча закончится для Лукашенко так же, как и все предыдущие, – ничем… Ничего нового встреча 7 февраля принести не может». И подразумевалось: раз третья за два месяца встреча закончится для Лукашенко «ничем», то для его российского визави это тоже не выигрыш. Мол, тогда и встречаться незачем.

Подобные комментарии будут появляться – и засорять информационное пространство – до тех пор, пока мы будем ошибочно предполагать, что на встречах президентов РФ и РБ центральным сюжетом, стержнем, главным содержанием переговоров являются такие вопросы, как размер скидки на кубометр газа или цена барреля нефти. Или, скажем, президенты заняты спорами о сравнительных преимуществах концептов «углублённая интеграция» и «суверенитет».

Полагаю, насущная необходимость встреч В. Путина и А. Лукашенко, продолжительность этих встреч, их частота в первую очередь вызваны тем коренным обстоятельством, что белорусский вопрос – это и русский вопрос. Их не разорвать. Кое-что нам подсказывает русский язык, удерживающий почти три десятка лет такие вошедшие в обиход устойчивые словосочетания, как «ближнее зарубежье» и «постсоветское пространство».

Российская Федерация и Республика Беларусь друг для друга – не просто зарубежье, а зарубежье ближнее, хотят того политики или нет. РФ и РБ останутся в «ближних» отношениях независимо от колебаний переговорного процесса между главами государств или остротой информационных атак на перспективу их союза.

И точно так же две бывшие советские республики, ныне два независимых государства останутся частями одного постсоветского пространства (геополитического, геоэкономического, геокультурного – какого хотите), то есть чего-то единого, что не распадается на энное число не зависящих друг от друга «субъектов международных отношений».

Это не игра слов. Это реальность, отражённая в языке, на котором говорит народ. Хотя природу «постсоветского» единства и способы согласования образующих его интересов ещё только предстоит определить. Попытками такого определения, в разной степени удачными, и выступали различные формы интеграции (СНГ, ОДКБ, ЕАЭС и др.)

Рано или поздно Александр Григорьевич Лукашенко и Владимир Владимирович Путин покинут посты президентов, а Республика Беларусь и Российская Федерация останутся. Понимание этого обстоятельства, далеко выходящего за рамки конъюнктуры, присутствует в переговорах двух лидеров – это видно хотя бы по тому, насколько краткими, сдержанными остаются отзывы участников переговоров о содержании их бесед.

Белорусский вопрос – самая актуальная на сегодняшний день попытка определить модус нового единства, исходя из понимания необратимости исторического переворота, произошедшего в 1991 году.

 

Источник

Источник ➝

ЛНА против продолжения конфликта в Ливии

Официальный представитель Ливийской национальной армии (ЛНА) генера-майор Ахмад Мисмари рассказал об истинных целях формирования. Он призвал остановиться те силы, которые до сих пор поддерживают террористический режим т.н. Правительства национального согласия (ПНС).

Военный подчеркнул, что ЛНА борется за интересы граждан и мир в государстве. По его словам, армия оказывает сопротивление преступникам, поддерживаемым Катаром и Турцией.

«Мы готовы стать мучениками ради Ливии», — сказал он.

Мисмари подчеркнул, что ливийский народ в основном состоит из представителей разных племен.

Он пояснил, что люди, просящие помощи у террористов и Турции, не могут считаться гражданами страны. Многочисленные протесты продемонстрировали, что большая часть граждан выступает против ПНС.

«Мы говорим всем, кто поддерживает террористов, остановитесь! Любой ливийский гражданин важнее для нас, чем любой президент, выступающий против ливийского народа», — заявил спикер ЛНА.

Ахмад Мисмари напомнил о заявлении, подписанном девятью ливийскими племенами. В нем диаспоры Ливии выражают всеобщую поддержку ЛНА. Военный считает, что в первую очередь необходимо учитывать мнение местного населения.

«Эти люди прекрасно знают, что заговор против Ливии продолжается, и что террористы — это агенты спецслужб, цель которых разрушить страну. Нельзя позволить им это сделать», — отметил Мисмари.

Напомним, т.н. Правительство национального согласия существует при поддержке Анкары. Нарушая оружейное эмбарго ООН, Турция поставляет боевикам ПНС оружие и технику. Есть информация, что турецкие власти способствовали переброске террористов из Идлиба.

Популярное в

))}
Loading...
наверх