Из столицы на Рублевку: территория бывших — от Ресина до Метельского

Московские чиновники в самом престижном дачном районе страны

Москва, как обычно, не Россия — судя по всему, Рублевка перестала быть модным местом для облеченных властью жителей столицы. За редким исключением, владельцами особняков в элитных поселках оказываются лужковские чиновники и приближенные к ним люди. 

Стоимость земли, принадлежащей людям, так или иначе связанным с государством, в элитных поселках на знаменитой Рублевке — свыше 1,3 трлн рублей, выяснило издание “Проект”. Как ни странно, в самых престижных поселках почти нет представителей чиновничества самого богатого региона — Москвы.

Александр Чернышов — управляющий делами мэрии Москвы. Площадь участка — 28 соток.Стоимость земли — 214 млн рублей. Годовой доход — 19,6 млн рублей.

Игорь Ткач — замруководителя Департамента внешнеэкономических и международных связей Москвы. Площадь участка — 21 сотка. Стоимость земли — 11 млн рублей. Годовой доход — 3,3 млн рублей.

Марта Чадаева — жена депутата Госдумы, экс-главы стройкомплекса Москвы Владимира Ресина. Площадь участка — 23 сотки. Стоимость земли — 89 млн рублей. Годовой доход — 23,5 млн рублей. Годовой доход Владимира Ресина — 12,3 млн рублей.

Екатерина Орджоникидзе — дочь бывшего вице-мэра Москвы Иосифа Орджоникидзе. Площадь участка — 60 соток. Стоимость земли — 140 млн рублей.

Олег Толкачев — тезка бывшего сенатора, экс-заммэра Москвы. Площадь участка — 18 соток. Стоимость земли — 69 млн рублей.

Эльдибитта Метельская — мать бывшего вице-спикера Мосгордумы Андрея Метельского. Площадь участка — 52 сотки. Стоимость земли — 388 млн рублей. Годовой доход Андрея Метельского — 7 млн рублей.

Сергей Коробченко — сын бывшего управделами мэрии Москвы Виктора Коробченко.Площадь участка — 19 соток. Стоимость земли — 38 млн рублей.

Павел Ливинский — тезка генерального директора «Россетей», экс-главы Департамента жилищно-коммунального хозяйства Москвы. Площадь участка — 32 сотки. Стоимость земли —56 млн рублей. Годовой доход — 208.3 млн рублей.

Георгий Голухов — бывший глава Департамента здравоохранения Москвы. Площадь участка — 28 соток. Стоимость земли — 56 млн рублей. Годовой доход — 4,9 млн рублей.

Натан Голухов — отец бывшего глава Департамента здравоохранения Москвы Георгия Голухова. Площадь участка — 15 соток. Стоимость земли — 43 млн рублей.

Наталья Якимчик — жена бывшего главы Комитета по культурному наследию Москвы Валерия Шевчука. Площадь участка — 52 сотки. Стоимость земли — 400 млн рублей.

Владимир Крутеев — бывший замглавы управления Росреестра по Москве. Площадь участка —25 соток. Стоимость земли — 101 млн рублей. Годовой доход — 0,4 млн рублей.

Константин Шор — бывший начальник Главного управления Центробанка по Москве. Площадь участка — 74 сотки. Стоимость земли — 168 млн рублей.

Лариса Ремезова — родственница бывшего главы МОЭК Александра Ремезова. Площадь участка — 38 соток. Стоимость земли — 131 млн рублей.

Семья замглавы «Управления экспериментальной застройки» Марата Ажимова. Площадь участка — 30 соток. Стоимость земли — 47 млн рублей.

Ирина Амбарцумян — дочь  основателя концерна «Монарх», бывшего замглавы Департамента градостроительной политики Москвы Сергея Амбарцумяна. Площадь участка — 30 соток. Стоимость земли — 92 млн рублей.

Марина Мамонтова — бывшая гендиректор «Москапстроя» — крупнейшего техзаказчика московского правительства на стройках  Площадь участков — 247 соток. Стоимость земли — 905 млн рублей.

Юрий Бузиашвили — бывший главный кардиолог Департамента здравоохранения Москвы. Площадь участка — 43 сотки. Стоимость земли — 97 млн рублей.

Милица Бузиашвили — сестра бывшего главного кардиолога Москвы Юрия Бузиашвили. Площадь участка — 22 сотки. Стоимость земли — 12 млн рублей.

Виктория Бражник — главный врач ГКБ № 51 в Москве, сестра Олега Дерипаски. Площадь участка — 65 соток. Стоимость земли — 500 млн рублей. Годовой доход — 22,7 млн рублей.

Источник ➝

Катынское дело: нестыковки, заставляющие задуматься


Одна из главных претензий, выдвигаемых Варшавой Москве, — муссируемые уже больше семидесяти лет обвинения в «Катынском расстреле». Спорить по данному вопросу не только с русофобствующими польскими патриотами, но даже с представителями отечественной либеральной публики, носящейся с «покаянием» за очередное «тоталитарное злодеяние», – дело пустое, ибо никакие аргументы услышаны не будут. Поэтому просто остановимся на некоторых вопросах, честные ответы на которые заставят посмотреть на «Катынское дело» с другой стороны.
 

Прежде всего поговорим о том, что является «непобиваемой картой» в крапленой колоде тех, кто утверждает: польские офицеры были расстреляны в 1940 году по злодейскому умышлению НКВД - то ли во исполнение прямого приказа, то ли с полного одобрения лично Сталина. То есть о якобы подлинных документах, подтверждающих данную версию.

 
Да, нечто такое имеется: гуляет по всему Интернету, находясь в свободном доступе, «докладная записка Берии», в которой он убеждает Сталина извести всех польских военнопленных. Вроде бы важная и подлинная бумага, но именно что «вроде бы». Оформлена не по правилам делопроизводства, даты на документе нет. Странно как-то, настораживает... С «решениями Политбюро» по данному вопросу – и того хуже. На одной из выписок отчего-то стоит печать ... КПСС, появившейся на свет аж в 1952 году, а во время описываемых событий носившей название ВКП(б). Но дальше еще интереснее. Нестыковки, заставляющие задуматься, - как из рога изобилия. 

Рассматривать дела пленных поляков высший партийный орган поручает якобы тройке высоких чинов НКВД. Ну, все сходится – бериевские палачи, тройки, расстрелы… Вот только есть одна деталь – совместным постановлением СНК СССР и ЦК ВКП(б) все до единой тройки были распущены и строжайше воспрещены еще в 1938 году, то есть двумя годами ранее предполагаемого расстрела. Да и состав «репрессивного органа» получается, если верить «подлинным документам», довольно странный: Всеволод Меркулов, Богдан Кобулов, Леонид Маштаков. Да, имена известные, но соль-то – в должностях. Первый по состоянию на 1940 год – начальник Главка госбезопасности НКВД, второй руководит Главным экономическим управлением, а третий – и вовсе отделом учета и регистрации. Такой вот состав «расстрельной тройки» — это, простите, чушь. Подобного рода нестыковок, говорящих о том, что те, кто в СССР, сперва во времена Хрущева, а потом и при Горбачеве «собирали материалы» касательно Катыни, дабы со смаком и от души «покаяться» за несовершенное, представление о предмете имели. Но исключительно поверхностное.

Теперь о вопросах, касающихся непосредственно найденных под Козьими Горами захоронений. То есть конкретно вещественных доказательств и свидетельств, которые, как всем известно, и составляют основу для обвинения и оправдания в любом расследовании. Прежде чем перейти к деталям, хочу спросить: почему никого не смущает тот момент, что практически все «массовые захоронения жертв сталинских репрессий», которые были «обнаружены» немцами на территории СССР, «находились» исключительно в тех местах, где гитлеровцы сами проводили массовые казни мирного населения и непременно через год, а то и более после того, как данная местность была ими оккупирована? В случае с Катынью промежуток был с 1941 по 1943 год. Ни на какие мысли не наводит? 

Собственно говоря, главной уликой, вдребезги разбивающей версию о «энкавэдэшных расстрелах», является общепризнанный факт: все жертвы были убиты пулями 7,65-мм калибра марки «Geco 7,65 D». Подобный боеприпас использовался для немецких пистолетов «Вальтер» и «Маузер». Казалось бы, о чем еще тут говорить? Однако у «обвинителей», как международных, так и отечественных, и на сей счет имеется «объяснение»: мол, злокозненные палачи НКВД, заранее предвидя, что их ужасное преступление может быть раскрыто, специально «исполнили» казнимых не из наганов или ТТ, а исключительно из немецкого оружия и немецкими же патронами. Чтобы, так сказать, бросить тень и внести сумятицу. Нет, вы вдумайтесь: в 1940 году Третий рейх нам еще и близко не противник, существует пакт о ненападении, а нострадамусы из ведомства Берии уже провидят не только войну, но и то, что Вермахт дойдет аж до Смоленска – черты, которая многим и летом 1941-го казалась нереальной! А заодно уж вяжут полякам руки исключительно шнурами немецкого производства, копают рвы и могилы с педантичной геометрической точностью, присущей скорее немцам, чем нашему брату... Вот изверги коварные!

Существует еще масса деталей того же рода: обнаруженные в захоронениях палые листья, которые никоим образом не могли попасть туда в апреле месяце, но вполне объяснимы, если расстрелы осуществляли нацисты осенью 1941-го. Письма поляков, датированные намного более поздним временем, чем «расстрел НКВД», подозрительно хорошо сохранившиеся газеты, непонятно каким образом вообще попавшие к заключенным. А также – задокументированные свидетельства местных жителей о том, что до войны никаких «закрытых зон», особо охраняемых и недоступных простым гражданам, в Катынском лесу не было. Они появились только с приходом туда гитлеровцев. Ну а потом «вдруг обнаружились» польские могилы…

Есть дневниковые записи нацистских офицеров и функционеров, вплоть до самого доктора пропаганды Геббельса, прямо подтверждающие: Катынь является колоссальной провокацией Третьего рейха, направленной на очернение СССР и вбивание клиньев между ним и союзниками, а также возбуждение ненависти поляков к русским. Увы, замысел удался сполна.

«Официальное признание вины СССР», состряпанное и оглашенное во времена Горбачева, — суть звено в бесконечной цепи его предательств страны и осознанных деяний, направленных на ее разрушение. Окончательная точка в «Катынском деле», увы, не будет поставлена еще очень долго. Породить ложь при известном старании легко. Разрушить – намного сложнее.
Автор:
Александр Харалужный
Использованы фотографии:
ВКонтакте/Мемориальный комплекс "Катынь"
 

Популярное в

))}
Loading...
наверх