Казахстан сползает на антикитайскую волну?

2 сентября президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев на совместном заседании палат парламента выступил с Посланием к народу. Токаев предъявил обществу конкретную программу модернизации экономики республики, укрепления государственных институтов, улучшения социального обеспечения населения, защиты прав и свобод граждан.

 

Протест после Послания


В своем Послании глава Казахстана ответил на многие волнующие людей вопросы. Пообещал, например, с 1 января 2020 года запустить систему обязательного социального медицинского страхования, а для детей из малообеспеченных семей ввести гарантированный социальный пакет.
Президент Токаев особо остановился на будоражащей население земельной теме и заявил, что «наша земля не будет продаваться иностранцам, этого мы не допустим, по этому вопросу надо прекратить домыслы».

Тем не менее, уже 2 сентября в городе Жанаозене Мангистауской области к зданию местной мэрии вышли около ста горожан с протестом против межправительственного решения Казахстана и Китая по строительству 55 заводов в сфере агрокомплекса, промышленности, стройиндустрии, нефтегазового сектора и энергетики. Митингующие потребовали от Токаева отменить намеченный на 11-12 сентября визит в Китай, в ходе которого должен быть окончательно согласован этот инвестиционный проект.

На следующий день число митингующих в Жанаозене достигло пятисот человек. Их поддержали жители других крупных городов Казахстана, включая столичные Алматы и Нур-Султан. Власти поторопились дезавуировать сообщение о строительстве заводов по совместным с китайцами 55 проектам. Назвали эту новость «слухами». Потом нехотя признались, что в рамочном соглашении об укреплении сотрудничества в области индустриализации и инвестиции между правительством Казахстана и КНР действительно есть 55 казахстанско-китайских совместных проектов на сумму $27 миллиардов. Однако не все они будут реализованы в Казахстане, но, главное, – среди предложенных проектов нет «старых и экологически опасных производств», о которых говорят митингующие.

Меж тем, не этот упоминавшийся в перечне требований вопрос вывел людей на митинги. Старт нынешним протестам положил 42-летний активист Аскар Каирбек, вышедший 18 августа на одиночный пикет в Нур-Султане. На своём плакате Каирбек написал «55 заводов, возвращайтесь в Китай» и пояснил журналистам, что «гражданам республики скоро придется заниматься рабским трудом на китайских заводах».

Жанаозен напомнил о себе


А вот эта тема очень близка жителям Жанаозена. Здесь хорошо помнят трагедию 2011 года, когда в ходе полицейской операции по подавлению беспорядков погибли люди. (Власти насчитали 16 жертв, оппозиция – 150). Причиной для протестов стал трудовой конфликт в дочерних подразделениях государственной нефтегазовой компании «КазМунайГаз», расположенных на юго-западе Казахстана в Мангистауской области («Каражанбасмунай» и «Озенмунайгаз»).

Рабочие, недовольные проведённой «оптимизацией расходов предприятий», требовали восстановления отраслевых и региональных коэффициентов к заработной плате. Экономические требования постепенно переросли в политические. Протестующие напомнили, что «оптимизацию расходов» провели китайские менеджеры, занявшие ключевые позиции в казахстанской государственной компании. За счёт этого выросли доходы не только головной компании, но и участвующих в нефтегазовых проектах китайских фирм. В проигрыше остались лишь рядовые нефтяники.

Тот конфликт погасили по-восточному жёстко и кроваво. Но первопричина его никуда не делась, а даже приобрела новые формы. Эксперты отмечают, сейчас свои совместные с Нур-Султаном проекты Пекин реализует, максимально загружая заказами собственные компании, и даже завозя в Казахстан китайских рабочих.

Чем недовольны казахстанцы?


В этом Китай не одинок. Подобную практику используют и другие иностранные инвесторы, например, турецкие. В казахстанских СМИ периодически появляются сообщения о конфликтах между местными рабочими и приезжими. Временами доходит до тяжелых потасовок, как это было нынешним летом в поселке Жайрем Карагандинской области, где пострадали шесть граждан Турции, которым потом потребовалась медицинская помощь.

Причиной драки в Жайреме стало то, что на строящейся в посёлке фабрике турецким рабочим платили гораздо больше, чем местным. В китайских компаниях это стандартный подход. Отсюда и рост антикитайских настроений в Казахстане. На них по-своему среагировал посол Китая в Нур-Султане Чжан Сяо.

Чжан не стал комментировать дискриминацию казахстанцев на китайских предприятиях, а ударился в геополитику. Посол объяснил антикитайские митинги в Казахстане влиянием «неких внешних сил». Он обратил внимание, что протесты случились «прямо накануне важнейшего визита, который в настоящее время готовится полным ходом обеими странами. Поэтому без труда могу утверждать, что подобные действия направлены именно против этого важного события в двусторонних отношениях. Предполагается, что за этими митингующими ораторами стоят некие силы, которые поспособствовали, подтолкнули, стараясь разжечь, мягко говоря, отрицательное негативное настроение населения против Китая и против развития наших двусторонних отношений».

Чжан без лишних намёков назвал эти «силы». «Хочу обратить ваше внимание на один момент: по официальной информации, Китай даже не вошел в первую тройку стран, вложивших инвестиции в казахстанскую экономику, – заявил Чжан Сяо в Нур-Султане 4 сентября. – ... На самом деле на казахстанском рынке работает мировой нефтегазовый гигант, который сюда пришел раньше всех, который за это время урвал больше всех, который и по сей день пользуется всякими преференциями, которых нет у других».


Слова посла прямо выводят нас на американскую корпорацию Chevron. Она работает на месторождении «Тенгиз» и лидирует в стране по объемам добычи нефти. Теперь китайцы за счёт масштабного инвестиционного проекта постараются обойти американцев в Казахстане (США вложили в республику $37 миллиардов, Китай – 17) и, используя лексику посла Чжана, «урвать больше всех».

Этот непростой «транзит власти»


Забавно, что, реагируя на протесты, местные власти клянутся митингующим, будто на их территории злополучные китайские заводы строиться не будут, но митинги в республике не прекращаются. Значит, дело не только в происках американской Chevron. Эксперты видят в нынешних протестах обострившуюся в ходе «транзита власти» борьбу местных кланов.

«Неожиданные антикитайские митинги — это, скорее всего, результат межкланового противостояния и «привет» Токаеву на его достаточно жёсткую политическую часть послания, – заявил порталу EADaily известный казахстанский экономист Олжас Худайбергенов. – Процесс сотрудничества с китайцами начинал не Токаев, длится это уже минимум 3−4 года, и тут на тебе — митинги. В общем, чувствуется, что борьба за власть обостряется, и использование общественного недовольства рискует расшатать страну».

Касым-Жомарт Токаев в своём Послании и в самом деле подбросил дровишек в тлеющий очаг межклановых противоречий. Президент объявил, что в ближайшее время число государственных служащих будет сокращено на 20%, а высвободившиеся средства пойдут на повышение зарплаты оставшимся в коридорах казахстанской власти. Ожидаемая «чистка» серьёзно возбудила политиков, рассчитывающих найти свою нишу в начавшемся «транзите власти». Почувствовав угрозу своим интересам, они решили продавить Токаева общественными протестами.

Эта точка зрения казахстанских экспертов достойна внимания. Однако первопричина нынешних митингов всё-таки в нахрапистости иностранных инвесторов, мало считающихся с интересами местного населения. К этому в Казахстане уже привыкли и теперь хорошо понимают: строительство 55 новых заводов — отнюдь не благотворительный проект. Китайские инвесторы постараются получить с него максимальную выгоду. «Урвать», как прямо сказал казахстанцам китайский посол Чжан Сяо.
Автор:
Геннадий Грановский
Использованы фотографии:
"Акорда" (zakon.kz)
Источник ➝

«Спасение в военных контрактах»: Boeing наращивает производство военных вертолётов


Авиастроительная корпорация Boeing, дела у которой идут в последнее время далеко не лучшим образом из-за запрета на эксплуатацию авиалайнеров 737МАХ, последовавшего после двух катастроф самолетов этой модели в 2018 и 2019 году, активно старается поправить положение, сотрудничая со своим традиционным партнером — Пентагоном. Надо отметить, на этом направлении компании удается достичь гораздо больших успехов, чем в вопросе возвращения на линии своих знаменитых аэробусов.

Так, на днях стало известно об успешном завершении первого комбинированного испытательного полета нового вертолета MH-139A Grey Wolf, предназначенного для ВВС США.
Осуществлялся он еще под командованием пилота Boeing, однако за штурвал машины впервые сел военный — майор Зак Ройкрофт, ведущий летчик-испытатель 413-й летной испытательной эскадрильи программы. Он назвал полет

Критически важным шагом для программы MH-139A, которое позволит создать основу для государственных испытаний.

Энтузиазм представителей корпорации связан с их горячим желанием не ударить в грязь лицом перед крайне жестко контролирующими сейчас любую новинку Boeing представителями Федеральной авиационной администрации США.

После крайне неприятной истории с лайнерами 737МАХ, бросившей тень не только на сам авиастроительный гигант, но и на обязанные осуществлять надзор за ним государственные органы, инспекторы FAA осуществляют проверки не то что с утроенным, а с удесятеренным пристрастием. В Boeing очень стараются безукоризненно выполнить все их требования еще до того момента, когда за испытания машины возьмутся смешанные экипажи из представителей корпорации и пилотов ВВС. В свою очередь, начальные военные наземные испытания в рамках программы MH-139A должны быть завершены в конце этого месяца.

Напомним, новый вертолет должен заменить собой находящуюся сейчас на вооружении давно морально устаревшую модель UH-1N «Huey», которую он, согласно заявленным ТТХ, серьезно превосходит как в скорости, живучести и дальности полета, так и по ряду других важных параметров.

Впрочем, продвигая новые разработки, в Boeing не забывают и о старой доброй классике — не так давно представители концерна отрапортовали о поставке армии США 500-го вертолета CH-47F Chinook. Эта транспортная машина, эксплуатирующаяся армией США и вооруженными силами союзных им стран с 1962 года, прошла войны во Вьетнаме, Персидском заливе, Афганистане, Ираке и продолжает оставаться в строю по сей день. Впрочем, в Boeing заявляют о том, что сегодня отправляют в войска уже улучшенную и серьезно модифицированную модель вертолета: с еще большей грузоподъемностью, модернизированным фюзеляжем, новой авионикой и прочими усовершенствованиями, включающими в себя также цифровую приборную панель, известную как Common Avionics Architecture System.

Неплохой новостью для корпорации должны стать и итоги поездки президента США Дональда Трампа в Индию. Как известно, в процессе этого визита заключен контракт на поставку ВВС этой страны шести ударных вертолетов AH-64E Apache, одним из производителей которых является как раз Boeing. Более того, глава Белого дома намерен вести переговоры о закупках ими также американских истребителей, причем в качестве возможных вариантов рассматривается и продукция авиагиганта. Что ж, пока 737МАХ остаются прикованными к земле, военные контракты остаются для Boeing настоящим спасением.

Популярное в

))}
Loading...
наверх