Греция разворачивается в сторону США. Турция – в сторону России

Станислав Тарасов

Сегодня Анкара пока не противник НАТО, но уже и не союзник. В отличие от Греции, которая для американцев становится важным инструментом решения проблем Восточного Средиземноморья. Исторический парадокс: христианская Греция разворачивается в сторону США, а мусульманская Турция – в сторону России.

Произошло то, о чем в последние два-три года писали греческие и американские средства массовой информации. В Афинах министр иностранных дел Греции Никос Дендиас и государственный секретарь США Майк Помпео подписали новое бессрочное соглашение о взаимном оборонном сотрудничестве.

 

Оно предоставляет право американцам помимо расширения их базы Суда на Крите использовать инфраструктуры баз Стефановикио, Лариса и Александруполис и создавать в Греции новые военные объекты, усиливающие военное присутствие США на южном фланге Европы. Зачем? На этот вопрос четко ответил премьер-министр Греции Кириакос Мицотакис на встрече с Помпео: «Мы договорились обновить соглашение о взаимном оборонном сотрудничестве, которое укрепит наши общие военные и стратегические возможности в регионе, в интересах региональной безопасности и стабильности. Тем более когда в Эгейском море и Восточном Средиземноморье происходят действия, которые бросают вызов суверенным правам Греции и Кипра, нарушают международное право и часто сопровождаются радикальной и контрпродуктивной риторикой. Я имею в виду действия соседней Турции, которые часто не согласуются с политикой дружбы и сотрудничества».

Так была официально обозначена главная задача Афин. Что же касается Вашингтона, то госсекретарь в ходе своего визита воздерживался от антитурецких заявлений. Однако не случайно предпринятый американцами шаг совпадает с моментом обострения отношений с Анкарой и проблемами в Восточном Средиземноморье из-за буровых работ, которые Турция проводит у побережья Кипра. Но это только предлог. По оценке военных экспертов, американцы стали оформлять в этом регионе новую военную конфигурацию, как говорил председатель Объединенного комитета начальников штабов США (CJCS) генерал Джозеф Данфорд, «с учетом текущих операций в Восточном Средиземноморье, Ливии и Сирии». И если раньше Вашингтон пытался поддерживать определенное равновесие между Грецией и Турцией, поскольку эти две страны входят в НАТО, то сейчас ситуация качественно меняется.

США уже имеют свою первую постоянную военную базу в Израиле, который подписал с Грецией соглашение о военном сотрудничестве, как и оборонительные и военные отношения с Кипром. Фактически речь можно вести если не о блоке, то о военно-политическом альянсе США, Греция, Израиль и Кипр, в котором только Израиль не является членом НАТО. Зато Турция, член альянса, выведена за скобки. Анкара, чутко реагирующая на ситуацию в Восточном Средиземноморье, которое относит к зоне своих стратегических интересов, конечно, воспринимает американские «сигналы». Вопрос в том, как дальше Турция будет воспринимать ход событий — как операцию Вашингтона по «укрощению строптивой» с шансами выйти на какие-то договоренности или как «окончательное решение» США «пожертвовать Турцией, главным партнером по НАТО на восточном фланге Североатлантического альянса, и пойти на сближение с Грецией».

От ответа американцев зависит сценарий дальнейших действий турок. Во-первых, отмечает The Wall Street Journal, предпринимая военную операцию на северо-востоке Сирии, Анкара может «вынудить США вывести свои войска из этой страны». Кстати, президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган уже заявил о возможности внезапно начать операцию к востоку от реки Евфрат в Сирии для создания там зоны безопасности. Во-вторых, официально заявить о выходе из возглавляемой США международной коалиции по борьбе с ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ). В-третьих, попросить американцев покинуть авиабазу Инджирлик. В-четвертых, сковать возможности Вашингтона на Ближнем Востоке и в бассейне Черного моря, вплоть до Закавказья. В-пятых, продолжить политику маневрирования с американцами. В-шестых, пойти на более тесное военно-техническое и политическое сотрудничество с Россией, усиление российского фактора в регионе Черного и Средиземного морей, двигаться в направлении ШОС и, возможно, Евразийского союза.

Если подобное произойдет, то НАТО станет разваливаться на группы стран, преследующих интересы общие, но лишь региональные, что приведет к обострению геополитической обстановки. Для Турции альянс может перестать быть «защитным зонтиком» в самом широком смысле слова. Хотя сейчас Анкара пока не противник НАТО. Однако она уже и не союзник, о чем открыто пишут американские издания. В отличие от Греции, которая для США становится важным инструментом решения проблем Восточного Средиземноморья. Исторический парадокс: христианская Греция разворачивается в сторону США, а мусульманская Турция — в сторону России. Планы Вашингтона блокировать Москву в Черном море с помощью Анкары перемещаются уже в Средиземное море, что приведет к серьезным геополитическим изменениям в регионе. Как ни крути, американцы отступают.

 

Источник

Источник ➝

СНГ - бесперспективная структура или союз с нереализованным потенциалом


Немногим более года остается до 30-летнего юбилея создания такого межгосударственного образования, как Содружество Независимых Государств. И не совсем понятно, как эту дату предстоит праздновать: поднять тосты за ее здравие или все-таки выпить... не чокаясь?

Упомянутые три десятилетия для СНГ, увы, прошли, что называется, ни шатко ни валко. Причем настолько, что кое-кто уже открыто высказывает сомнения в том, что эта организация вообще существует иначе, кроме как де-юре. Почему так?

 
Прежде всего надо понимать и помнить, что СНГ создавался не просто на костях СССР.
Рождение Содружества Независимых Государств, по сути дела, и было смертью Союза Советских Социалистических Республик, зафиксированной во время предательской сходки в Вискулях. Все дальнейшее (Ашхабадский форум азиатских президентов, Алма-Атинская декларация, от которой ведется отсчет учреждения Содружества, и прочее подобное) были уже попытками сохранить хотя бы видимость единства вчерашних братских республик (да и то не всех) и спасти хоть что-то. Вот «хоть что-то» и получилось… Бесперспективная структура?

Изначально это содружество виделось его учредителям ни в коем случае не государством и даже не надгосударственным образованием. А чем же тогда? Да бог его знает. Однако при подобном совершенно непонятном и ни к чему не обязывающем статусе организации заведомо суждено было стать чем-то вроде «клуба по интересам», некоей площадки, в рамках которой можно будет «поговорить за жизнь». Неудивительно, что в устав СНГ изначально оказались вписаны по большей части не реальные направления сотрудничества, а общие декларации, столь же красиво звучащие, сколь и невыполнимые на практике. Ну, вроде «достижения полного и всеобщего разоружения» и всемерного обеспечения самых широких «прав и свобод».

Самое печальное, что даже пункт о «мирном решении конфликтов и споров» стран-членов Союза оказался таким же прекраснодушным мечтанием – с учетом того, что в своих рядах организация на первых порах объединяла Армению и Азербайджан, Россию, Грузию и Украину... Вообще говоря, участвовать в СНГ сразу и наотрез отказались только республики Прибалтики, уже тогда нацелившиеся в Европу, как говорится, хоть тушкой, хоть чучелом. Остальные постсоветские в первые годы после развала общего дома, СССР, еще думали о каком-то более или менее тесном сосуществовании. Сегодня СНГ – это, по большому счету, 8 полноправных членов: Россия, Белоруссия, Армения, Азербайджан, Казахстан, Кыргызстан, Узбекистан, Таджикистан. А также Туркменистан в статусе члена ассоциированного и Молдавия, разрывающаяся между СНГ и европейской интеграцией и никак не определившаяся: к умным ей или все-таки к красивым…

Украина, устав Содружества изначально не подписавшая, какое-то время крутилась вокруг него в роли «наблюдателя» (при этом оставаясь одним из государств-учредителей), но в 2014 резко засобиралась «с вещами на выход». Правда, официальную процедуру в виде подачи письменной заявки о намерениях покинуть организацию, Киев так и не подал, так что всем украинским президентам, вплоть до нынешнего, посылаются приглашения на мероприятия Содружества, которые, конечно же, «гордо» игнорируются. Грузия громко хлопнула дверью еще в 2008 году и отправилась в бесконечный поход в направлении ЕС и НАТО.

Наиболее ценными наработками СНГ, вне всяких сомнений, остаются созданная в его рамках Зона свободной торговли, с которой, правда, провозились целых 20 лет – до 2011 года, и Таможенный союз, позволившие создать членами Содружества общий рынок, носящий название Единого экономического пространства. В него входят не все страны СНГ, а только Россия, Белоруссия, Казахстан, Армения и Киргизия. Впрочем, есть серьезные основания для надежд на то, что ЕЭП еще прирастет новыми странами, хотя бы за счет входящих в СНГ. Определенные успехи достигнуты в объединении усилий правоохранительных органов Содружества в борьбе с организованной преступностью и наркотрафиком. А вот в военном сотрудничестве, несмотря на озвучивавшиеся на первых порах планы, достижения намного скромнее.

СНГ и близко не стал ни продолжением, ни новым воплощением СССР. Да и не мог он ничем таким стать, по большому счету... Возможно, в наше время, когда геополитическая обстановка принуждает страны объединяться хотя бы для успешного противостояния альянсам других государств, стремящихся к новому переделу мира, у Содружества откроется второе дыхание - союзное. Впрочем, в силу того, насколько бывшие республики СССР за минувшие три десятилетия разошлись в своем развитии, векторах внутренней и внешней политики, скорее, это будет нечто совершенно новое, пусть и основанное на лучших наработках СНГ.
Автор:
Александр Харалужный
Использованы фотографии:
Википедия

Популярное в

))}
Loading...
наверх